Страницы сайта поэта Иосифа Бродского (1940-1996)

Есть некая мистика старых могил. Шум времени. Подлинность. Холодок и падение. Туда.



Опубликовано в журнале:
«Знамя», 2000, № 10


Наталья Иванова



Иосиф Бродский: проект памятника, проект музея.
А медали уже вручены

В связи с шестидесятилетием со дня рождения Иосифа Бродского прошли три международных собрания — в Венеции, Нью-Йорке и Санкт-Петербурге. Венецианскую встречу корреспонденты, которым удалось достать деньги на поездку, описывали с большим и нескрываемым удовольствием: право слово, стоило Бродскому быть похороненным на Сан-Микеле, чтобы пошляки-репортеры облизнулись на вид с Сан-Марко. Что касается нью-йоркских торжеств, то информация о них дошла до отечества как-то глухо. В Петербурге международную конференцию организовал журнал “Звезда” — уже не впервые (материалы конференции 1997 года изданы отдельным сборником). Может быть, оттого, что я была ее участником, а может быть, вполне объективно, даже по составу докладчиков, перечислению тем и проблем петербургская конференция представляется мне наиболее существенной для самого ее предмета — изучения творчества и биографии Бродского во всем их объеме.

Открытие Международной научной конференции, посвященной 60-летию Иосифа Бродского (таково полное и официальное название) состоялось в Музее Анны Ахматовой, что во флигеле Шереметевского дворца на Фонтанке (“Фонтанного дома”). Так как почти накануне конференции вышли в свет две замечательные книги — “Анна Ахматова и Фонтанный дом” (Н.И.Попова, О.Е.Рубинчик, издательство “Невский Диалект”, СПб, 2000) и “Дневники. Письма” Н.Н.Пунина (АРТ, Москва, 2000), то ощущение строгого присутствия Ахматовой было растворено в воздухе квартиры с окнами, распахнутыми в сад, полный праздничного майского солнца, жаркого света листьев и цветов. Заседания вели поочередно соредакторы “Звезды” Андрей Арьев и Яков Гордин. Атмосфера праздничности была усилена и фотовыставкой Михаила Лемхина, развернутой в зале. Но: сразу же, немедленно началась и работа — за вступительным эссе Самуила Лурье последовали доклады и дискуссии: о “Трех ликах петербургской поэзии. Бродский — Кушнер — Соснора” докладывал Владимир Новиков, о прочтении Солженицыным Бродского говорила ваша покорная слуга; о Бродском в Америке — текстолог и архивист Галина Глушанок; о том, как возникала фотокнига “Иосиф Бродский”, резюмируя выставку своих работ, размышлял Михаил Лемхин.

Позже конференция переехала с Фонтанки на Моховую, в помещение журнала “Звезда” — и поближе к дому Мурузи, где в квартире № 28 обитал с родителями с 1955-го по 1972-й Иосиф Бродский (на конференции обсуждался представленный специальным фондом проект “Музея Иосифа Бродского и центра изучения ленинградской культуры 60–80 годов”). Замечу попутно, что поужинали мы разок на Литейном, в кафе “Кошкин дом”, с видом на дом и мемориальную доску. Мне, знакомой с котом Бродского Миссисипи (а познакомил меня хозяин со своим котом в своей нью-йоркской квартире на Мортон-стрит), кажется, что это тоже не случайное совпадение… Но вернусь к делу: в течение трех дней насыщенная программа конференции вместила и доклады по поэтике (отмечу Людмилу Зубову — “Лексические архаизмы Иосифа Бродского”, Александра Уланова — “Язык как судьба”, Дениса Ахапкина — “Поэзия как грамматика”, Ирину Служевскую — “Поздняя метафизика Бродского — поэтика оппозиций”, Анну Сергееву — “Суета, пустота и звезда стихотворения “24 декабря 1971 года”, Аиду Разумовскую — “Статуя в художественном мире Бродского”, вызвавший споры доклад совсем юного омича Алексея Ставицкого — “Вещь как миф в текстах Иосифа Бродского”).

Особый пласт на конференции составили выступления, посвященные отдельным проблемам творческой стратегии: Жорж Нива (Женева) говорил о “Паломничестве в Рим”, Наталья Суслова (Екатеринбург) — о Борисе Слуцком и Иосифе Бродском; темой Дмитрия Лакербая (Иваново) стали “Ахматова и Бродский”, Анастасия Глушко (Екатеринбург) говорила о “Пилигриме” Мандельштама и “Пилигримах” Бродского. Неожиданный и провоцирующий на дальнейшие комментарии доклад “Луна и река в “Рождественском романсе” сделал Олег Лекманов; о “греках” у Бродского от Симонида до Кавафиса говорила Ирина Ковалева, о влиянии Джона Донна на формирование поэтики Бродского — Антон Нестеров. С живейшим интересом были выслушаны воспоминания Сергея Шульца (СПб) и Людмилы Штерн (Бостон) — попутно отметим, что чем дальше, тем меньше в “бродских” конференциях присутствует чисто мемуарный элемент, и возраст, и “география” участников постоянно расширяются, включая новые поколения исследователей из разных городов и весей.

Замечательным заключением конференции стал полностью мемуарный вечер, состоявшийся на Мойке, 12, в зале Музея Пушкина, с участием петербургских композиторов Сергея Слонимского и Бориса Тищенко.

На открытии конференции сердечно и взволнованно говорил о Бродском Пол Смит — генеральный консул США в Петербурге.

От городской администрации не было ни-ко-го.

А каждому докладчику ведущими вручалась бронзовая медаль с вычеканенным профилем поэта.
Это — абсолютно частная инициатива питерской гражданки; частная инициатива, поддержанная Институтом “Открытое общество”, — и проект будущего музея. И сама конференция — тоже общее частное дело, работа тех, кто не только помнит и любит, но делает и думает.

И последнее.

Залы во время работы конференции были постоянно переполнены, сесть было некуда, в проходах и дверях стояли (в том числе — Александр Эткинд, Геннадий Комаров, Николай Кононов, Алексей Пурин и другие, не менее заметные литературные персоны). Обмены репликами, порою даже уколами — в зависимости от темперамента высказывающего свои соображения; вспыхивающие дискуссии, уводящие спорящих в коридоры “Звезды” и — куревом — на майскую, светлую и пыльную Моховую; в перерывах и после — перемещение в дышащий прохладой (в 30-то градусов по Цельсию) Летний сад, на дорожках которого можно встретить отчитавшего свой доклад… А рядом со всем этим — Симеон и Пантелеймон, сияющие в косых лучах заходящего солнца архитектурные совершенства, стволы пленных турецких пушек в ограде Преображенского собора, мощные темно-синие купола собора Измайловского, где венчался Федор Михайлович с Анной Григорьевной; Крюков канал, на гранитных берегах которого пробиваются лопухи и лебеда; кирпичная арка Новой Голландии; день города с толпами, заполонившими даже безразмерную Дворцовую площадь… Вот вам контекст — к тексту (и текстам).

Авось доживем и до музея, проект которого был представлен и живо обсужден участниками.

Наталья Иванова




Источник: http://magazines.russ.ru/znamia/2000/10/ivan.html




В начало

                       Ранее                          

Далее



Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15.

Почта