Страницы сайта поэта Иосифа Бродского (1940-1996)


Иосиф Бродский

Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, февраль 2011 г.



Из письма луны Лю:
Долго думала: говорить тебе об этом или нет? Говорить или нет?? Говорить или нет??? В конце
концов, обнаружила: носить в себе чужую тайну очень мучительно. Это дети доверчиво
доверяют посторонним самые важные тайны - и горько плачут от предательства. О, утрата
былой чистоты и наивности! Мне по должности положено хранить много тайн и я их храню,
не жалуюсь. Но эта тайна касается тебя и одной нашей самой высокопоставленной особы...
Не просто тайна, а некий обоюдоострый меч: ошибешься с доверием - и не сносить тебе головы...
Я взвешивала, взвешивала, взвешивала - и все-таки решаюсь тебе о ней рассказать. Не выдай!
Составила досье на всех цариц, просмотрела их полную историю: нет ли какой контры и измены?
Обнаружила один факт, который сидит во мне больной занозой! Итак, суть: генерал Джон в ЮАР
влюбился в нашу ХХХ и сделал ей предложение руки и сердца. Коробочка, ослепительной
красоты крупное кольцо! И луна ХХХ согласилась! Подставила свои губы ему для поцелуя!
В паузе вышла в туалет, создала ему своего клона, открыла форточку и улетела. Пышная свадьба,
счастливая семья, зреет пузцо. А как поступить должна я? Ведь это - чужая тайна, тайна царицы,
которая со мной мила, дружественна, гостеприимна, во всем мне идет навстречу, всегда помогает.
Конечно, мы все знаем, генерал Джон - прекрасный человек, честный, чистый, безупречный
джентльмен. Уж если кто на этой Земле достоин счастья, то он - в их числе. Но любая луна
и ее клон - по определению - твои жены. Таков у нас порядок, таков у нас закон. Нарушитель
сам обрекает себя на суровую кару - все это знают. ХХХ нарушила святой запрет и должна быть
как-то наказана. Как? День за днем я размышляю: как ее наказать? Ведь она во всем - образцова!
Да, можно просто перенести наказание на клона. Спрашивается, в чем она виновата?
"Ты виноват уж в том, что хочется мне кушать?" Смогу ли я когда-нибудь смыть ее кровь
со своих рук? Вопрос первый: чем наделила ее луна ХХХ? Ответ: всем. Полная копия.
Но так же нельзя! А если очень хочется? Невозможное возможно. Факт: ходит, дышит, собирается
рожать... Конечно, думаю я, не было бы никакой проблемы, если бы ХХХ предложила бы вместо
себя свою природную сестру. Посмотрела - такая есть. И очень похожа, кстати. Но если ее просто
положить в кровать Джону, он сразу поймет: это - подлог. Ничего не знает, ничего не может,
тупа, как идиотка, - что она видела в обычной жизни? Конечно, могу в ее голове кое-что
прописать - но где пределы этого подарка? И потом: луна ХХХ не спускает с нее любящих глаз.
Посмотрела историю: два министра и десяток коллег - мертвы. "Не возлюби жену ближнего своего!"
Догадывается ли Джон о причине их смертей и цене своего сказочного счастья? Не думаю.
Несколько раз пробиралась ночью в их спальню и висела у них над головами, полная решимости
утвердить закон луна-парка - и не смогла... Там столько счастья! И потом обнаружила:
с каждым моим приходом защита жилища становится все изощреннее, сложнее... Почему так?
Пришла к выводу: луна ХХХ и ее незаконнорожденная дочь (хочешь, назови ее иначе)
думают в две головы о новых системах защиты. Как быть - ума не приложу! ХХХ уже раскусила
меня или только на подходе? В горло или сердце вопьется мне ее меч или копье? Вот в чем
вопрос! Думаю, ты пригласишь нас обеих и миром решишь эту проблему. Только - как??? Ц. Лю

    Иосиф Бродский
	
  
	 

    С видом на море

И.Н.Медведевой I Октябрь. Море поутру лежит щекой на волнорезе. Стручки акаций на ветру, как дождь на кровельном железе, чечетку выбивают. Луч светила, вставшего из моря, скорей пронзителен, чем жгуч; его пронзительности вторя, на весла севшие гребцы глядят на снежные зубцы. II Покуда храбрая рука Зюйд-Веста, о незримых пальцах, расчесывает облака, в агавах взрывчатых и пальмах производя переполох, свершивший туалет без мыла пророк, застигнутый врасплох при сотворении кумира, свой первый кофе пьет уже на набережной в неглиже. III Потом он прыгает, крестясь, в прибой, но в схватке рукопашной он терпит крах. Обзаведясь в киоске прессою вчерашней, он размещается в одном из алюминиевых кресел; гниют баркасы кверху дном, дымит на горизонте крейсер, и сохнут водоросли на затылке плоском валуна. IV Затем он покидает брег. Он лезет в гору без усилий. Он возвращается в ковчег из олеандр и бугенвилей, настолько сросшийся с горой, что днище течь дает как будто, когда сквозь заросли порой внизу проглядывает бухта; и стол стоит в ковчеге том, давно покинутом скотом. V Перо. Чернильница. Жара. И льнет линолеум к подошвам... И речь бежит из-под пера не о грядущем, но о прошлом; затем что автор этих строк, чьей проницательности беркут мог позавидовать, пророк, который нынче опровергнут, утратив жажду прорицать, на лире пробует бряцать. VI Приехать к морю в несезон, помимо матерьяльных выгод, имеет тот еще резон, что это - временный, но выход за скобки года, из ворот тюрьмы. Посмеиваясь криво, пусть Время взяток не берЈт - Пространство, друг, сребролюбиво! Орел двугривенника прав, четыре времени поправ! VII Здесь виноградники с холма бегут темно-зеленым туком. Хозяйки белые дома здесь топят розоватым буком. Петух вечерний голосит. Крутя замедленное сальто, луна разбиться не грозит о гладь щербатую асфальта: ее и тьму других светил залив бы с легкостью вместил. VIII Когда так много позади всего, в особенности - горя, поддержки чьей-нибудь не жди, сядь в поезд, высадись у моря. Оно обширнее. Оно и глубже. Это превосходство - не слишком радостное. Но уж если чувствовать сиротство, то лучше в тех местах, чей вид волнует, нежели язвит. октябрь 1969, Коктебель


Конкурс клонов. "Дева тешит до известного предела..."

Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, февраль 2011 г.




Биография Бродского, часть 1                 Биография Бродского, часть 2       
Биография Бродского, часть 3


Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15.

Почта