Страницы сайта поэта Иосифа Бродского (1940-1996)


Ольга Седакова

Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, февраль 2011 г.




----- Original Message ----- 
From: ПОКРОВСКИЕ ВОРОТА
To: a88 
Sent: Friday, February 25, 2011 9:13 PM
Subject: Презентация нового 4-х томного издания избранных работ поэта Ольги Седаковой


28 февраля (понедельник) 19.00
Презентация Четырехтомного издания избранных работ поэта Ольги Седаковой.
 
Культурный Центр «Покровские ворота» (ул. Покровка 27, стр. 1) 28 февраля (понедельник)
19.00 приглашает на презентацию Нового Четырехтомного издания избранных работ поэта Ольги
Седаковой, издательства «Русский Фонд Содействия Образованию и Науке» (выпуск - февраль 2011 года). 
 
Вход свободный.
 
Мы ответим на Ваши вопросы по телефону (495) 223-58-10

Наш e-mail: pokrovka_27@mail.ru

 
 
В первый том четырехтомного издания избранных работ Ольги Седаковой вошли почти все
написанные ею до настоящего момента стихи. За небольшой подборкой ранней поэзии следуют
в хронологическом порядке двенадцать книг в их полном составе: «Дикий шиповник» (1976-1978),
«Тристан и Изольда» (1978-1982), «Старые песни» (1980-1…981), «Ворота. Окна. Арки» (1979-1983),
«Стансы в манере Александра Попа» (1979-1980), «Стелы и надписи» (1982), «Ямбы» (1984-1985),
«Китайское путешествие» (1986), «Недописанная книга» (1990-2000), «Вечерняя песня» (1996-2005),
«Элегии» (1987-2004), «Начало книги». 
 
Второй том издания составляют переводы и размышления о переведенных авторах и текстах.
Диапазон переводимого Ольгой Седаковой необыкновенно широк, выбор авторов и текстов
часто неожидан. Соединение в одной книге духовной словесности и светской поэзии непривычно
и для любителя поэзии, и для читателя душеполезной литературы. 
 
Том открывается переложениями для детей евангельских рождественских глав, древними духовными
сочинениями (фрагменты «Посланий» основателя монашества Антония Великого, IV в.), историями
и притчами из «Синайского Патерика» (IV-VI вв.). Затем следуют переводы церковнославянских
богослужебных молитв, задача которых – донести до русского читателя собственно поэтическую
природу этих литургических текстов. Далее даны образцы переводов латинской поэзии, классической
и средневековой. Продолжают том великие образцы ранней и ренессансной итальянской поэзии:
гимны Франциска Ассизского, сонеты Данте и Петрарки. Европейская поэзия разных веков,
от Ронсара до Жакоте, представлена антологией отдельных стихотворений и маленькими собраниями,
своего рода избранными томиками поэтов XX веков: Паунда, Рильке, Клоделя, Элиота, Целана.
Лекция и беседа об искусстве перевода обрамляют том.
 
Важную часть тома образуют работы Ольги Седаковой о Данте, Рильке и Целане – опыты глубокого
исследования поэтик и отчетливого понимания поэтических сообщений, основанные на внимательном
чтении текстов, на отсечении прежних переводческих искажений и неукоснительном следовании
движениям слова и смысла. Продвижение в этом пространстве понимания ведет к раскрытию сути
поэтического дарования самой Ольги Седаковой, ее близости и равновеликости рассматриваемым
авторам, художникам высокого вдохновения и строгой умственной аскезы. 
 
Общий замысел этого переводческого и исследовательского труда – расширение возможностей
русского поэтического слова. В этом смысле здесь продолжается работа В.Жуковского и других
поэтов Золотого века.
 
Третий том четырехтомного издания избранных работ Ольги Седаковой, продолжая многовековую
традицию мысли поэта о поэзии, своим заглавием отсылает к классическим образцам – «Поэтике»
Аристотеля или «Искусству поэзии» Горация (а в новое время – к поэтологии Рильке, Клоделя, Элиота). 
Том включает тексты, посвященные поэзии, поэтике и отдельным русским поэтам. Жанры этих
сочинений разнообразны, от почти формального филологического исследования до радиобеседы
и короткой рецензии.
Книга открывается «Похвалой поэзии», повествование которой можно воспринимать
как великолепный Kunstlerroman, автопортрет поэта в его художническом становлении.
Одну из самых интересных тем «Похвалы» составляет первая встреча с языком, опыт младенчества.
Это, самое раннее из сочинений тома, ставит многие вопросы, которые обсуждаются в позднейших
эссе и исследованиях.
 
Второй раздел составляют эссе, включающие самые общие размышления о природе поэзии,
взгляд на нее при свете философии. В работах третьего раздела обсуждаются вопросы
формы и стихотворной техники; особое место среди них занимает звуковой строй стиха
(поэзия при свете аналитики). В текстах последующих разделов Ольга Седакова предстает
как собеседник своих предшественников и как свидетель собственной эпохи. Статьи и эссе,
посвященные истории русской поэзии XIX-XX веков, образуют четвертый раздел. 
Пятый раздел – отступление к поэтике прозы: здесь прослеживается судьба одного сюжетного
мотива в трех вариациях. Важнейшим свидетельством оказывается шестой раздел, в текстах
которого свободная русская поэзия ХХ века осмыслена как опыт сопротивления. Последний
раздел составляют очерки о современниках, русских поэтах 70-х – 90-х годов: 
И.Бродском, Л.Аронзоне, В.Кривулине, А.Величанском, В.Лапине, Г.Айги и Е.Шварц. 
 
В заключительный том вошли эссе на моральные, философские и богословские темы.
 
Вопреки тенденции к замыканию в узкие специализации, предусматриваемые современным
миром во всех областях, в том числе, и в сфере знания и культуры, проза Ольги Седаковой
возвращается к широкому гуманизму, к настоящей «фило-софии» (понимае…мой как способность
признавать цельность реальности, ее глубинную связь с Тайной Бытия и жизненное участие
человека, его ответственность перед ним). С тончайшей интуицией Ольга Седакова обращается
к тем великим личностям всех времен истории, в которых живет именно это сознание,
и как бы в беседе с ними размышляет о главных темах, волнующих человечество во все времена.
Так, о воле речь идет в связи с Данте, о символе – в связи с Гете и Пастернаком,
о мысли – в связи с Пушкиным, о мифе и гуманизме – в связи с Т.Манном и К.Кереньи.
 
Вошедшие в том тексты, разнообразные и жанрово, и тематически, объединены общим
фундаментальным интересом – по-новому увидеть «человеческое положение» (conditio humana),
относительно которого как будто уже достигнуто безрадостное согласие; приняв всерьез
прошлое и настоящее, вывести на свет силу, жизнь и надежду, исходно открытые
человеческому существу.
 
Том разделен на две неравные части – Темы и Лица. В очерках второй части Ольга Седакова
вспоминает о людях, с которыми ей довелось встретиться, и которые собственной жизнью
решали те темы, речь о которых идет в первой части. Благодаря личному свидетельству
и усилию памяти и внимания читатель оказывается захваченным присутствием Иоанна Павла II,
митрополита Антония Сурожского, С.С.Аверинцева, В.В.Бибихина, прот. А.Шмемана,
А.И.Солженицына, и других, не столь известных, но также прекрасных и благородных лиц.


    Иосиф Бродский
	
  
	

    x x x

На прения с самим собою ночь убив, глотаешь дым, уже не прочь в набрякшую гортань рукой залезть. По пуговицам грань готов провесть. Чиня себе правёж, душе, уму, порою изведешь такую тьму и времени и слов, что ломит грудь, что в зеркало готов подчас взглянуть. Но это только ты, и жизнь твоя уложена в черты лица, края которого тверды в беде, в труде и, видимо, чужды любой среде. Но это только ты. Твое лицо для спорящей четы само кольцо. Не зеркала вина, что скривлен рот: ты Лотова жена и сам же Лот. Но это только ты. А фон твой - ад. Смотри без суеты вперед. Назад без ужаса смотри. Будь прям и горд, раздроблен изнутри, на ощупь тверд. <1960-е>


Конкурс клонов.

Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, февраль 2011 г.




Биография Бродского, часть 1                 Биография Бродского, часть 2       
Биография Бродского, часть 3


Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15.

Почта

>