Страницы сайта поэта Иосифа Бродского (1940-1996)


Иосиф Бродский

Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, февраль 2011 г.



Из письма луны 4В:
Остров ХХХ наводнен девочками с другими глазами, другими прическами, в других
одеждах, с другой речью-шутками-иронией и, конечно, знаниями. Абсолютно другая
планета внутри Островов! Планета науки! Безумно интересно! Все наэлектризовано!
А как хороши Лю и ХХХ! Молчу о нарядах (самые торжественные и парадные у обеих),
но как они, извиняясь, складывают ладони у подбородка, отходят на несколько шагов
в сторону и кормят малышей грудью, ничего не пряча от женской аудитории... Такой
блеск!!! Их все так любят!!! ТВ делает передачи о каждом заседании, приглашает
докладчиков и они комментируют дискуссии, особо отмечая наличие новых идей у
оппонентов (или отсутствие таковых)... Я кинула клич, наши художники и музыканты
развернули свои шатры и тряпичные павильоны - вечером общение-показы-обсуждение...
И еще одно открытие: много конкурсов клонов и конкурсов красоты. Смотрю и радуюсь. Ц. 4В
    Иосиф Бродский
	
  
	

    x x x

Я пепел посетил. Ну да, чужой. Но родственное что-то в нем маячит, хоть мы разделены такой межой... Нет, никаких алмазов он не прячет. Лишь сумерки ползли со всех сторон. Гремел трамвай. А снег блестел в полете. Но, падая на пепел, таял он, как таял бы, моей коснувшись плоти. Неужто что-то тлело там, внизу, хотя дожди и ветер все сметали. Но пепел замирает на весу, но слишком далеко не улетает. Ну да, в нем есть не то что связь, но нить, какое-то неясное старанье уже не суть, но признак сохранить. И слышно то же самое желанье в том крике инвалида "Эй, сынок". - Среди развалин требуется помощь увлекшемуся поисками ног, не видящему снега. Полночь, полночь. Вся эта масса, ночь - теперь вдвойне почувствовать, поверить заставляют: иные не горят на том огне, который от других не оставляет не только половины существа, другую подвергая страшным мукам, но иногда со смертью естества разделаться надеется и с духом. Иные же сгорают. И в аду, оставшемся с оставленною властью, весь век сопротивляются дождю, который все их смешивает с грязью. Но пепел с пеплом многое роднит. Роднит бугры блестящий снег над ними. Увековечат мрамор и гранит заметившего разницу меж ними. Но правда в том, что если дождь идет, нисходит ночь, потом заря бледнеет, и свет дневной в развалинах встает, а на бугре ничто не зеленеет, - то как же не подумать вдруг о том, подумать вдруг, что если умирает, подумать вдруг, что если гибнет дом, вернее - если человек сгорает, и все уже пропало: грезы, сны, и только на трамвайном повороте стоит бугор - и нет на нем весны - то пепел возвышается до плоти. Я пепел посетил. Бугор тепла безжизненный. Иначе бы - возникла... Трамвай прогрохотал из-за угла. Мелькнул огонь. И снова все затихло. Да, здесь сгорело тело, существо. Но только ночь угрюмо шепчет в ухо, что этот пепел спрятал дух его, а этот ужас - форма жизни духа. <1960-е>


Конкурс клонов.

Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, февраль 2011 г.




Биография Бродского, часть 1                 Биография Бродского, часть 2       
Биография Бродского, часть 3


Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15.

Почта