Динамическая картина мира Иосифа Бродского: лингвистический аспект

Диссертация и автореферат на тему «Динамическая картина мира Иосифа Бродского: лингвистический аспект». disserCat — научная электронная библиотека.

Автореферат

Диссертация

Артикул: 248640
Год: 
2006
Автор: 
Самойлова, Инна Юрьевна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Гродно
Код cпециальности ВАК: 
10.02.01
Специальность: 
Русский язык
Количество cтраниц: 
260
Оглавление: 

Введение

Общая характеристика работы

Глава I. Глагол - центр поэтической картины мира Иосифа Бродского

§ 1. Глагол как особый языковой знак

§ 2. Глагол как особая часть речи

§ 3. Глагол в поэтическом языке Иосифа Бродского

§ 4. Взгляды Иосифа Бродского на язык

Выводы

Глава II. Окказиональные глаголы и окказиональные фреймы в поэзии Иосифа Бродского

§ 1 .Окказиональные образования в поэтических произведениях Иосифа Бродского

§ 2. Окказиональные глаголы в поэзии Иосифа Бродского

§ 3. Окказиональные фреймы в поэзии Иосифа Бродского

Выводы

Глава III. Частотный словарь глаголов поэтического языка Иосифа Бродского как отражение динамической картины мира поэта

§ 1. Общая характеристика частотного словаря глаголов в контексте динамической картины мира

§ 2. Частотный словарь глаголов - свидетельство изменения мировиде-ния поэта

§ 3. Ситуация движения в доэмиграционном творчестве Иосифа Бродского

§ 4. Портрет глагола знать в поэзии Иосифа Бродского

Выводы

Введение: 

Целью писателя должно быть выражение мироощущения посредством языка.

Иосиф Бродский

Общеизвестно мнение лингвистов (Я. Гримм, В. фон Гумбольдт) об универсальности языка по своей основе и национальности по выражению. Перефразируя данный постулат, можно говорить об универсальности каждого национального языка для его носителей и индивидуальности его по способу выражения человеком, передающим посредством этого языка свое отношение к миру, к окружающей его действительности. Как писал Л.В. Щерба, «само собой разумеется, что «индивидуальность» писателя базируется на социальном: иначе мы не могли бы понять это «индивидуальное» [213:270].

Мир не отражается непосредственно в языке, мир отражается в сознании, а сознание закрепляет, фиксирует, кодирует это отражение в конвен-циальных знаках [122:55].

Отображение в формах языка устройства экстралингвистической действительности, что, в свою очередь, проявляется в объеме значения и внутренней форме языковых единиц»[38:36], принято называть языковой картиной мира.

Образ мира, как он понимается психологами, — это отражение в психике человека реальной действительности, опосредованное не только предметными значениями и языковыми формами, но и соответствующими когнитивными схемами» [119:17].

Гуманизация научной картины мира в конце XX века привела к экспансии главного филологического термина текст, к переносу его свойств и признаков на все сущее в мире. Идея М.М. Бахтина о том, что единственный путь познания человека лежит через создаваемые им тексты, нашла свое отражение в одном из актуальных направлений современной лингвистики — когнитивном, позволяющем «извлечь» то знание о мире, которое запечатлено в языке. Инструментами когнитивной лингвистики являются «оперативные единицы памяти - «фреймы» (стереотипные ситуации, сценарии), «концепты» (совокупность всех смыслов, схваченных словом) и «гештальты» (целостные допонятийные образы означенных фрагментов видимого мира), которыми пытаются объяснить устройство и работу сознания» [209:196].

Особый интерес для исследователя-лингвиста сегодня представляет художественный текст как результат деятельности творческой, одаренной личности и, следовательно, та картина мира, которую создает автор в произведении. Картина мира автора развивается, и тогда мы имеем дело с его динамической картиной мира. И не случайно, вероятно, появление нового направления лингвистики - лингвоперсонологии, предметом описания которой являются идиостили. В этом ключе работают Н.А. Кожевникова, Е.А. Некрасова, О.Г. Ревзина, Н.А.Фатеева и другие.

Как считает психолог Д.А. Леонтьев, художественное произведение может рассматриваться в трех аспектах: аспекте мира (истинности), аспекте образа мира (как выражение личности автора) и собственно изобразительном аспекте, под углом стиля [95:421].

На наш взгляд, при построении модели идиостиля логично рассматривать только правую часть цепи («образ мира, в слове явленный»), что соотносится с афористичным определением идиостиля как «способа говорить и думать о мире в неразрывной креативной связи друг с другом» (ССТ).

Мир, пространство, время, сам человек, его жизнь воспринимаются с точки зрения текстовых категорий как самостоятельные и одновременно взаимосвязанные. Поэтому художественный текст мы рассматриваем «как знание о мире, как сам мир, особенно если представить его как дискурсивное сознание» автора [4:136].

По мнению ученых, именно когнитивный анализ произведения дает возможность проникнуть на мировоззренческий уровень и выявить картину мира как носителей языка, так и отдельной языковой личности (Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова, Ю.Н.Караулов, Е.С. Кубрякова, В.А. Маслова, С.М. Прохорова, Ю.С. Степанов, Н.А. Фатеева и др.). Когнитивным признается «такой тип анализа, результатом применения которого является определение того, какие компоненты каких когнитивных структур (концептов, фреймов, сценариев, ментальных моделей) актуализированы на определенном участке текста. Другими словами, в фокусе оказывается корреляция текст - автор (авторское сознание)» [180:6].

В свете когнитивной парадигмы художественный текст мыслится как сложный знак, который выражает знание писателя о действительности, воплощенной в его произведении в виде индивидуально-авторской картины мира» [92:136].

Понимание «возможного» мира автора представляет собой сложный речемыслительный процесс, который, как указывает Л.Г. Бабенко, включает в себя в качестве составляющих, во-первых, механизм выявления различных смыслов (как явных, так и скрытых), репрезентируемых языковыми единицами, во-вторых, различные формы объяснения, представления этого смысла, в-третьих, выявление различного видения действительности, свойственного тому или иному языку или языковой личности [14:10]. Выявление различных смыслов авторского мира требует интерпретации б анализа, опирающегося как на научную лингвистическую компетенцию, так и на экстралингвистические знания.

Работы Л.Г. Бабенко, В.З. Демьянкова, И.П. Матхановой, Т.А. Три-польской и других исследователей в области интерпретационной лингвистики говорят о том, что сегодня это одно из активно развивающихся направлений в русистике.

Экспликатором внутреннего мира выступает поэтический язык. Одним из первых креативную функцию поэтического языка, его роль в создании индивидуального поэтического мира исследовал А. Белый [17]. Объявляя власть слова над действительностью, А. Белый приходит к выводу о порождении словом мира действительности, при этом действительность физически данного мира не есть действительность поэтического мира. Их различие в том, что действительность отражается в поэтическом мире, лишь пройдя переработку во внутреннем мире поэта.

Реконструкция языковой картины мира личности на основе созданных ею текстов означает выявление, установление иерархии смыслов и ценностей в картине мира языковой личности, в ее тезаурусе [71:36].

У каждого человека есть свой . культурный опыт, запас знаний и навыков (последнее не менее важно), которыми и определяется богатство значений слова и богатство концептов этих значений, а иногда, впрочем, и их бедность, однозначность» [98:4].

В данном исследовании учитывается концепция Ю.Н. Караулова, согласно которой структура языковой личности имеет три уровня: нулевой, на котором представлена лексико-грамматическая система языка («лексикон»); первый - когнитивный уровень («тезаурус»), то есть уровень картины мира личности; второй - «прагматикон», то есть мотивационный уровень. При этом переход лексикона личности к ее тезаурусу невозможен без обращения автора текстов к внелингвистической информации» [218:108].

Особый интерес вызывает творчество выдающихся художников слова, к которым, несомненно, принадлежит один из самых прецедентных поэтов XX века лауреат Нобелевской премии Иосиф Александрович Бродский. Изучению своеобразия идиостиля И. Бродского посвящено много исследований (Д. Ахапкин, В. Полухина, Ю. Пярли, J1.B. Зубова, Ю.М. и М.Ю. Лотманы, А. Жолковский, M.JI. Гаспаров, А. Фокин, В. Куллэ, С.М. Прохорова, Н.Б. Мечковская, Д. Бетеа и другие), однако работ, в которых рассматривается динамическая картина «возможного мира» поэта, мы не обнаружили.

Под динамической картиной мира мы понимаем формирование, изменение и развитие «модели мира» автора, вербалъно выраженной в его поэтических текстах и представляющей собой языковую форму семантики его «возможного мира».

На динамический аспект в языковой картине мира указывали A.B. Бон-дарко, Т.В. Булыгина, Г.Х. фон Вригт, Г. Гийом, Е.С. Кубрякова, A.M. Ломов, О.Н. Селиверстов, Г.Г. Сильницкий, Л. Талми и другие. В Беларуси динамическая картина мира находит отражение в работах С.М. Прохоровой, С.М. Антоновой, О.И. Десюкевич, И.С. Лисовской, Е.А. Михайловой, O.A. Полетаевой, О.В. Писецкой.

Наиболее информативна для познания динамики глагольная единица, так как, «являясь свернутой пропозицией, имеет своим денотатом ситуацию, способную к развитию» [150:20]. Действительно, в лингвистике динамика чаще всего ассоциируется с глаголом в силу специфики его значения, многовалентности, конституирующей роли в предложении.

В первом (основном) значении глаголы выражают стандартные ситуации, закрепленные в актантных рамках. Развитие ситуаций, отраженных в стандартных фреймах [149:287], передается глаголом с помощью концептуальной категории времени, которая в русском языке дополняется глагольными категориями вида, наклонения и залога. По мнению И. И. Мещанинова, в глаголе «выражается процесс, характеристика которого присоединяется к лексическому значению слова, поддающемуся выражению процесса». Этому служат «показатели наклонений, передающие те оттенки процесса, которые выражаются говорящим лицом, залогов, которыми выявляется отношение действия к действующему лицу и предмету действия, времен, точно выделяемых в своем временном определении описываемого процесса, передаваемого в действии или состоянии» (курсив наш -И.С.) [118:208].

Языковая картина мира, отражаясь в языке одного автора, может пополняться иными ситуациями, для именования которых художник создает новые (окказиональные) глаголы. Кроме того, отдельные ситуации могут преобладать или отсутствовать в индивидуальной поэтической картине мира, что находит рассмотрение в нашей работе.

В «возможном мире» автора стандартные глагольные фреймы могут приобретать дополнительные слоты, в результате чего, как правило, пересекаются пропозиции разных глаголов. На это обращали внимание Н.Д. Арутюнова, Е.В. Петрухина, С.М. Прохорова, Б. Тошович и другие. Так, Е.В. Петрухина отмечает, что специфика глагольного значения «заключается в концептуализации динамического мира, находящегося в постоянном изменении, для которого характерна известная неопределенность, отсутствие четких границ между смежными во времени ситуациями» [133:17].

Способность глагола перемещаться по актантным рамкам, «изменяя таким образом значения и попадая на периферию других глагольных полей», С.М. Прохорова назвала вертикальным синтаксическим полем (ВСП). «Теория вертикальных синтаксических полей базируется на общей теории поля, а также на вербоцентрической теории предложения (Л. Теньер), фрейм-грамматике (М. Минский), понятии синтаксической парадигмы (Б. Уорф и другие)» [145:291].

Теория вертикальных синтаксических полей обращает внимание на один из способов отражения динамической картины мира в языке. Используя понятие ВСП как теории и метода исследования, мы продолжаем линию В. фон Гумбольдта, предполагающую отношение к слову как результату языкотворческой деятельности человека, как проявлению изначальной языковой способности.

Поэтому именно глагол является предметом нашего исследования. Сумма глаголов (в нашем случае - словарь) в языковой картине мира (авторского в том числе) передает сумму ситуаций, отражаемых языком [150:20]. Автор (Иосиф Бродский) из этой суммы отбирает необходимые для создания своей картины мира глаголы, в некоторых случаях для отражения окказиональных ситуаций создает свои либо использует окказиональные (нестандартные) фреймы. Совокупность глаголов, используемых Иосифом Бродским в поэтических произведениях, раскрывает ситуации, отражаемые в авторской картине мира, и выявляет особенности видения мира и «мироощущения» в разные периоды жизни.

Мы предположили, что изменение словаря частотных глаголов в до- и послеэмиграционный периоды творчества автора может дать некоторое представление об изменении его динамической картины мира.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации. В настоящее время в центре внимания лингвистов все чаще оказывается анализ языка писателя, ибо язык — «это косвенное изучение познания» [219:259].

Знания автора о мире выражаются в литературно-художественной форме и являют собой «систему представлений», где наряду «с общечеловеческими знаниями имеются уникальные, самобытные, порой парадоксальные, представления автора» [13:224].

Антропоцентрический подход, являющийся одним из приоритетных в когнитивистике и выражающийся в повышенном внимании к разностороннему проявлению человека в языке, играет важнейшую роль при лингвистическом анализе художественных текстов, в результате которого выявляется индивидуальная картина мира автора, его «возможный мир».

На основе жизненного опыта и критического знания картина мира может изменяться. При описании картины мира нельзя не учитывать динамическую картину мира, то есть формирование, изменение и развитие «модели мира» автора, вербалъно выраженной в его поэтических текстах и представляющей собой языковую форму семантики его «возможного мира».

В настоящее время динамическая картина мира изучается когнитивными лингвистами многих стран. Так, в мае 2005 года в Москве в Институте русского языка РАН была проведена Международная научная конференция «Художественный текст как динамическая система», посвященная 80-летию В.П. Григорьева. На конференции затрагивались проблемы изучения динамической картины мира в творчестве отдельных писателей. и

Актуальным является и обращение к творчеству Иосифа Бродского. Некоторые исследователи ставят его в один ряд с М.В. Ломоносовым и A.C. Пушкиным в плане влияния на русский поэтический язык [211].

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является лингвистический анализ динамической картины мира Иосифа Бродского.

Цель диссертации предопределила следующие задачи: сопоставить «картины мира» Иосифа Бродского до- и послеэмигра-ционного периодов творчества для выявления изменения и развития его модели мира; составить частотный словарь глаголов поэзии И. Бродского, имея в виду то, что динамика в языковой картине мира выявляется, прежде всего, во временных глагольных формах; проанализировать частотный словарь глаголов, выявить и описать самые частотные единицы; выявить и описать нестандартные (окказиональные) представления о ситуациях, сопоставив их со стандартными; при помощи анализа лексического значения всех употреблений лексемы глагол показать особое отношение автора к данной языковой единице, выявить особенности ее восприятия и номинации.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования в диссертации является динамическая картина мира Иосифа Бродского, «мира, находящегося в постоянном изменении» [35:516]. Предметом выбран глагол в силу специфики своего значения, категориальных свойств, многовалентное™, конституирующей роли в предложении.

Материал исследования. Материалом для исследования послужили поэтические тексты Иосифа Бродского, размещенные во всемирной сети Интернет, так как в электронное собрание сочинений включены и некоторые неопубликованные стихотворения автора [21]. Сверка и вычитка была сделана по изданиям: «Бродский И. Сочинения: В 4т. / Ред. Г.Ф. Комаров. -СПб.: Пушкинский фонд, 1992-1995. - Т. 1- 4» [22]; по утвержденному И. Бродским сборнику «Часть речи» [23]; по сборнику «Форма времени» [24]. Материалом при составлении словаря (и диссертационного исследования) не являлись: стихотворные переводы И. Бродского из разных авторов на русский язык; неоконченная поэма «Столетняя война»; стихотворные переводы И. Бродского на английский язык (самим автором и другими переводчиками); стихотворения, изначально написанные И. Бродским на английском языке, их переводы на русский язык (не автором); неоконченная поэма «История XX века», написанная на английском языке и переведенная на русский Е. Финкелем.

Гипотеза исследования заключается в том, что динамическая картина мира может быть представлена не только через описание поведения глагольных единиц. Она может быть отражена и при помощи определенного типа частотного словаря глаголов, состоящего из трех частей, в которых отражаются ситуации, названные глаголом, в разные периоды творчества. Первая часть словаря отражает все ситуации, представленные в поэзии И. Бродского, и относится к его индивидуальной картине мира. Сопоставление второй и третьей частей словаря и отношение их к первой выявляют динамическую картину мира поэта.

Методология и методы проведенного исследования. Методологической основой работы явились исследования в области лингвистического анализа художественного текста, теории поля и когнитивной лингвистики.

Диссертационное исследование базируется на комплексном методе, который включает в себя аналитико-описательный (единство приемов наблюдения, обобщения, интерпретации и классификации), квантитативный, дистрибутивный, осуществление инвентаризации путем сплошной выборки, контекстуальный, количественный анализ материала, сопоставительный метод трактовки языковых фактов.

Доминирующими методами в исследовании стали: метод вертикальных синтаксических полей (С.М. Прохорова), элементы лингво-концептуального анализа.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что в ней впервые исследуется динамическая картина мира И.Бродского; установлена специфика функционирования языкового знака глагол в поэтических текстах автора; выявлены и рассмотрены окказиональные глаголы поэтического языка И. Бродского; проанализированы случаи нарушения И. Бродским стандартного фрейма глаголов и выявлены их результаты; рассмотрены фрагменты динамической картины мира поэта через описание самых частотных единиц ядра частотного словаря глаголов поэзии И. Бродского. Выявление авторского видения мира, понимание его позволяет подтвердить или опровергнуть заключения, сделанные иными исследователями поэтического наследия Иосифа Бродского. Особый интерес представляют темы движения, времени, познания, которые в разные периоды творчества трактуются автором по-разному.

Научная новизна диссертации заключаются в том, что в ней предложена новая методика изучения динамической картины мира - через описание частотного словаря глаголов. Предложенная новая методика может быть применена при изучении основы динамической картины мира других писателей, при сопоставлении динамических картин мира разных авторов.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его материалов и выводов в преподавании русского языка и литературы; в чтении курсов, посвященных творчеству Иосифа Бродского, а также лингвистическому анализу художественного текста, курсов по когнитивной лингвистике и лексикологии, в спецкурсах и спецсеминарах по исследованию языка художественной литературы и поэтики.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Функционирование в художественном тексте И.Бродского глаголов и языкового знака глагол свидетельствует об индивидуально-авторском представлении о реальности, отражает авторское видение «возможного мира», характеризует динамическую картину мира.

2. Отражая определенную ситуацию, глагол не только называет ее, но и «активизирует» участников ситуации. В поэтической картине мира И.Бродского эта активизация порой носит окказиональный характер, что находит свое выражение в окказиональных фреймах.

3. Динамическая картина мира в отдельных случаях представлена через окказиональные глаголы, благодаря которым автор заполняет лакуны, существующие, с его точки зрения, в языковой картине мира.

4. Фрагменты динамической картины мира описываются с помощью наблюдений над изменениями в частотном словаре глаголов разных периодов творчества (как количественными, так и качественными).

Апробация результатов диссертации. Основные положения работы прошли апробацию на двух конгрессах и семи международных конференциях (X Конгресс МАПРЯЛ «Русское слово в мировой культуре» (Санкт-Петербург, 2003); П Международный конгресс исследователей русского языка «Русский язык: исторические судьбы и современность» (Москва, 2004); VII и УШ Международных научных конференциях «Словообразование и номинативная деривация в славянских языках» (Гродно, 2000, 2003), Международной научной конференции молодых ученых «Актуальные проблемы исследования языка и речи» (Минск, 2001), Международных научных конференциях «Современные проблемы лексикографии» (Гродно, 2002, 2005), Международной научной конференции «Dialog w Literaturach i j^zykach slowianskich» (Ополе, 2003), III Международной научной конференции «Национально-культурный компонент в тексте и языке» (Минск, 2005).

Работа обсуждалась на кафедре общего и славянского языкознания Гродненского государственного университета имени Янки Купалы.

Опубликованность результатов исследования. Основные положения и результаты исследования изложены в четырнадцати опубликованных автором работах, из них четыре статьи опубликованы в рецензируемых периодических изданиях, одна — в рецензируемом зарубежном издании, две статьи в сборниках научных трудов, две - в материалах международных конгрессов, пять — в сборниках материалов международных научных конференций. Общий объем публикаций составляет 4,3 п. л.

Структура и объем диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, общей характеристики, трех глав, заключения, списка использованных источников, пяти приложений, в которых представлен в том числе и частотный словарь глаголов поэзии Иосифа Бродского в трех частях.

Заключение: 

Выводы

Каждый великий поэт создает свой словарь, который является одной из составляющих словаря эпохи. Лингвист извлекает из этого словаря данные для исследования. При составлении частотного словаря глаголов поэзии Бродского мы преследовали цель отразить динамическую картину мира автора. Глагол выбран нами в качестве основной единицы словаря, так как у данного лексико-грамматического класса есть определенные категории, которые могут отразить динамическую картину мира. Этим наш частотный словарь отличается от других.

1. При этом составленный нами частотный словарь глаголов поэтического языка Иосифа Бродского отражает антропоцентрические тенденции в лексикографии, которые выдвигают на первый план создание словарей, отражающих взгляд на человека как центр мироздания и основные тенденции формирования языковой личности на определенном этапе развития.

Можно утверждать, что в составленном нами словаре отражается динамическая картина мира поэта. Сорокалетний творческий путь поэта рассматривается как эволюция взглядов, что нашло отражение и в динамической картине мира. В связи с этим словарь имеет три части: 1) сводный частотный словарь глаголов поэзии Иосифа Бродского, 2) частотный словарь глаголов доэмиграционного творчества и 3) частотный словарь глаголов послеэмиграционного периода творчества. В составе частотного словаря 3714 глагольных лексем (16809 — абсолютная накопленная частота), из них во второй части — 2432 глагола (8902 употребления слов), в третьей — 2647 (7907 употреблений слов). Первая часть словаря отражает все ситуации, представленные в поэзии Бродского, и относится к его индивидуальной картине мира. Вторая и третья части словаря отражают динамическую картину мира поэта.

2. Для большинства глаголов словаря мотивирующей является основа глагола, на втором месте — основа существительного, на третьем — основа прилагательного.

3. Частотный словарь отражает одну из важнейших черт поэтики И. Бродского — использование всех возможных стилистически маркированных пластов общелитературной и внелитературной лексики: ненормативной («0,08%), лагерного словаря, тюремного слэнга («0,4%), просторечной («10%), окказионализмов (0,08%) и слов высокого стиля («1%).

4. Заслуживает внимания и тот факт, что 81,1% словаря составляют слова с частотой употребления меньше 5.

5. Принцип познания мира через движение — один из основных принципов творчества И. Бродского доэмиграционного периода. Тема движения раскрывается прежде всего как перемещение в пространстве, «путешествие», где перед взором движущегося наблюдателя проходит все, что его окружает. Можно утверждать, что концептуальной метафорой Бродского этого периода является жизнь — это движение.

6. Движение у Бродского не осложнено в большинстве случаев начальными и конечными точками, целями и последствиями. Не ограниченное начальной и конечной точками движение есть определенная модель мира.

Движение-перемещение в основном происходит по горизонтали, но оно может быть и вертикальным. Тогда в модели мира автора обнаруживается оппозиция верх—низ, реализованная в дополнительной земля — подземное царство.

7. В горизонтальном движении предпочтение отдается перемещению вперед, хотя встречаются случаи перемещения назад. Так реализуется оппозиция вперед — назад.

8. В послеэмигрантском творчестве И. Бродского в поэтических текстах встречается иной тип движения — винтовое. Такое движение — символ развития, становления.

9. В течение жизни взгляды поэта изменяются, что и находит отражение в частотном словаре. Об изменении «возможного мира» поэта свидетельствует ядро глагольных лексем третьей части словаря. На первом месте в концептуальной картине мира И. Бродского теперь стоит Знание, ибо познавательная деятельность человека не ограничивается отражением реальности. Эту реальность человек, как существо мыслящее, должен осознать, а потом передать (рассказать) другому. Именно осознание дает возможность осмыслить прошедшее и настоящее. Значит, принцип интеллектуального познания мира для И. Бродского в этот период является главным. Концептуальной метафорой становится жизнь - это знание.

10. Накопление знаний происходит в результате а) внешнего восприятия (глаголы видеть, смотреть); б) речевого (информационного, коммуникативного, а не звукопроизно-сительного) действия/воздействия (глаголы говорить, сказать); в) перемещения — «путешествия» в пространстве и во времени (глаголы идти, спать). Заслуживает внимания, что глагол спать в поэзии Бродского попадает на периферию глаголов движения. Кроме того, данная лексема может обозначать перемещение в другой мир.

11. Глагол знать используется поэтом в следующих значениях:

1. 'иметь сведения о чем/ком-либо';

2. 'быть знакомым, отличать от других';

3. 'видеть';

4. 'понимать, осознавать';

5. 'испытывать ощущения, чувствовать';

6. 'полагать (предполагать)';

7. 'уметь';

8. 'мочь'.

Отмечены и другие значения.

12. Частота употребления глагола знать еще раз подтверждает, что Бродский был представителем прежде всего интеллектуальной поэзии. Ибо и в первой части словаря, представляющей индивидуальную картину мира в целом, глагол знать — на первом месте.

Человек, по И. Бродскому, приходит в этот мир, чтобы познать Бога, мир, самого себя, перемещаясь по этому миру. Эта динамическая картина мира явно коррелирует с собственной жизнью поэта.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Лингвистический анализ динамической картины мира И. Бродского, отраженной в его поэтических текстах, выявил, что в текстовой картине мира поэта, как и в языковой картине мира, доминантой динамической картины мира является глагол. Языковой знак глагол занимает важное место в поэзии Иосифа Бродского.

Глагол у И. Бродского — это слово, которое служит «для выражения мысли», что коррелирует с отношением к глаголу как ядру пропозиции. Основным значением глагола как лексико-грамматического класса слов И. Бродский считает выражение действия (акта) или ситуации.

Особое значение и особую концептуализацию получает в поэтической картине мира И. Бродского отражение в глаголе динамики в зеркале глагольной категории времени, которая включает последовательность прошедшего, настоящего и будущего, то есть категорию динамическую.

Прошедшее, или прошлое, по И. Бродскому, предстает как память об утрате и смешивается с настоящим, будущее же иллюзорно, поэт называет его «нена-ставшим» временем. Настоящему времени принадлежит центральное место, ибо это единственная для индивидуума, по мнению поэта, существующая реальность.

Слово глагол в поэтических текстах Бродского функционирует в архаичном значении 'слово, речь\ ибо, по мнению поэта, глагол есть слово, рождающее бытие. Глагол получает сакральное значение, иногда даже используется поэтом в значении 'Бог'.

В текстах И. Бродского глагол синонимичен слову, а подчас — языку. Следовательно, глагол — это, с одной стороны, отдельное слово, а с другой — человеческая речь, состоящая из этих слов. С этим связано встречающееся в поэтических произведениях автора употребление лексемы глагол в значении 'голос'.

В «возможном мире» И. Бродского глагол ассоциируется с человеком, поэтому автор использует лексему глагол в значении 'человек'.

Бродский полагал, что владеть языком поэзии могут лишь избранные, посвященные в великое таинство. Поэтому поэт употребляет слово глагол в значении 'тайна'сокровищеа может быть, 'Шамбала', Во всех значениях употребляемая поэтом лексема глагол имеет некий сокровенный (сакральный) смысл.

Наличие индивидуального авторского употребления некоторых глагольных форм в поэзии Иосифа Бродского свидетельствует о своеобразном восприятии действительности. Глагольная форма прошедшего времени сказал не единожды функционирует в текстах в субстантивных падежных формах, приобретая свойства имени существительного. Указанная падежная форма соотносится в поэзии И.Бродского как с живым, так и с неживым объектом.

В роли антропонимов выступают глаголы сказал (речь — знак человека) и умерла (знак человека, ушедшего из жизни).

2. Динамика в картине мира И. Бродского выражается в развитии нестандартных употреблений глагола. При этом семантика глагола может изменяться полностью или частично. Это происходит в результате:

1) замены автором первого или второго актантов;

2) замены первого и второго актантов одновременно;

3) введения в актантную рамку дополнительного актанта;

4) нарушения семантической сочетаемости;

5) обыгрывания семантической диффузности;

6) нестандартного использования фразеологизмов или создания авторских фразеологизмов.

3. Характер окказиональных глаголов Бродского свидетельствует об их отношении к динамической картине мира поэта, так как они пополняют картину мира Бродского ситуациями, не представленными, с точки зрения автора, в языковой картине мира. Поэтическую картину мира автора дополняют преимущественно акциональные глаголы. Это глаголы физического действия (завоевывать, когтить и др.), воздействия (квадратить, кровавить), становления признака (комнетъ), речи (заперечить), интеллектуальной деятельности (на-кнокать), движения (взорлить).

Чаще всего автор образует глаголы, называющие изменение: а) состояния (забуревать в значении 'пьянеть', воспрясть); б) цвета (1коричневеть); в) формы (ровнеть, длиннеть).

И даже если таких глаголов немного (около 0,08%), они являются одним из наиболее ярких выразительных средств авторской картины мира.

При создании новых слов И. Бродский в большинстве случаев пользуется законами русского словопроизводства. Основными способами образования являются суффиксация и префиксация. Образование глаголов от существительных и прилагательных осуществляется с помощью суффиксов -и-, -е-, -ева-, -ова-, -ствова-, от глаголов — префиксальным способом, (основной префикс воз-/вз-, на втором месте за-). Встречаются также конфиксация, способ сложения, деэтимологизация, депостфиксация.

4. Фрагменты динамической картины мира можно описать с помощью наблюдения над изменениями в частотных словарях глаголов в разные периоды творчества (как количественными, так и качественными).

Мы полагаем, что частота употребления глагола в разные периоды творчества наиболее точно свидетельствует о том, как человек членит и категоризует мир в силу того, что глаголы отражают ситуации, представленные в языковой картине мира.

Совокупность глаголов, используемых И. Бродским в поэтических произведениях, раскрывает ситуации, отражаемые в авторской картине мира, и выявляет особенности видения мира и «мироощущения» в разные периоды жизни.

Исходя из того, что творчество И. Бродского условно делится на два этапа, мы составили частотный словарь глаголов, включающий три части: 1) сводный частотный словарь глаголов поэзии Иосифа Бродского; 2) частотный словарь глагольных лексем доэмиграционного творчества и 3) частотный словарь глагольных лексем послеэмиграционного творчества.

Первая часть словаря отражает все ситуации, представленные в поэзии Бродского, и относится к его индивидуальной картине мира. Вторая и третья части словаря отражают динамическую картину мира поэта и ее отношение к индивидуальной.

Частотный словарь отражает одну из важнейших черт поэтики И. Бродского — использование всех возможных стилистически маркированных пластов общелитературной и внелитературной лексики: ненормативной («0,008%), лагерного словаря, тюремного слэнга («0,4%), просторечной (охмурить и т.д. «10%), окказионализмов (0,08%) и слов высокого стиля (,глаголать, возжечь и др «1%),

Заслуживает внимания и тот факт, что 1730 глаголов, употребленных Бродским лишь однажды в своих поэтических произведениях, составляют 46,5% от числа единиц словаря, а 81,1% словаря составляют слова с частотой употребления меньше 5.

Но слова с высокой частотой очень важны для концептуальной картины мира поэта. Кроме того, слова, попавшие в первую десятку, образуют определенный текст: знать, видеть, сказать, говорить, смотреть, идти, спать, стоять, мочь — это значит жить, то есть чтобы знать, человек рассматривает окружающий мир (видеть, смотреть), находится в диалоге с другими людьми и миром (сказать, говорить), находится в динамике и статике (идти, стоять), он спит время от времени и многое может. Таков текст, состоящий из десяти лексем общего частотного словаря глаголов поэзии Бродского. Вершина жизни человека заключена в глаголе знать. Но очень важна сумма частоты говорить — сказать (347 употреблений). Главное, по Бродскому, речевая деятельность человека. Знать можно только в результате общения, коллективной интеллектуальной деятельности.

Принцип познания мира через движение — один из основных принципов творчества И. Бродского доэмиграционного периода. Тема движения раскрывается прежде всего как перемещение в пространстве, «путешествие». Концептуальной метафорой Бродского этого периода является жизнь — это движение.

Движение у Бродского не осложнено в большинстве случаев начальными и конечными точками, целями и последствиями. Не ограниченное начальной и конечной точками движение есть определенная модель мира. Движение-перемещение в основном происходит по горизонтали, но оно может быть и вертикальным. Тогда в модели мира автора обнаруживается оппозиция верх — низ, реализованная в дополнительной земля — подземное царство.

В горизонтальном движении предпочтение отдается перемещению вперед, хотя встречаются случаи перемещения назад. Так реализуется оппозиция вперед — назад.

В послеэмигрантском творчестве в текстах Бродского встречается иной тип движения — винтовое. Такое движение — символ развития, становления. Это соотносится с тем, что в послеэмиграционном творчестве на первом месте в концептуальной картине мира поэта стоит Знание, ибо познавательная деятельность человека не ограничивается отражением реальности. Осознание этого дает возможность осмыслить прошедшее и настоящее. Значит, принцип интеллектуального познания мира для Бродского в этот период является главным.

Концептуальной метафорой становится жизнь — это знание, которая становится основной для всего творчества поэта.

Набор ядерных лексем доэмигрантского и послеэмигрантского частей словаря очень схож. Однако только в доэмигрантской части в ядре лексикона присутствуют глаголы движения идти, лететь, что лишний раз подтверждает правильность утверждения о концептуализации Бродским жизни как движения.

В послеэмигрантской части эти лексемы не вошли в десятку самых частотных, зато присутствуют новые — сказать, думать, дать, мочь. Налицо усиление интеллектуальной и личностной доминанты. Кроме того, в послеэмиграци-онном творчестве поэта увеличиваются и возможности человека (глагол мочь). Значит, не случайно «главный» глагол второй части словаря идти не просто уходит с первой позиции, а вообще отсутствует в третьей части ядра словаря. Для Бродского в послеэмигрантском творчестве концептуальным становится Знание.

Словарь глаголов мы рассматриваем как текст, основу поэтического мира, поэтического идиолекта, ибо в нем наглядно представлена динамическая картина мира поэта, ее изменение и развитие.

Подтверждена гипотеза - представленный нами тип частотного словаря выявил основу динамической картины мира поэта. Полагаем, что с помощью предложенной нами методики можно выявить основу динамической картины мира других поэтов. Методика может быть использована и при сопоставлении динамических картин мира разных авторов.

Список литературы: 

1. Айзенберг М. Одиссея стихосложения // Арион. - 1994. - № 3. - С. 22-27.

2. Алексеев П.М. Статистическая лексикография (типология, составление и применение частотных словарей): Учеб. пособие. Л.:Изд-во ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1975. -120 с.

3. Античные теории языка и стиля / Под ред. О.М. Фрейденберг. М.: Соцэкгиз, 1936. - 343 с.

4. Антонова С.М. Глаголы говорения динамическая модель языковой картины мира: опыт когнитивной интерпретации. - Гродно: ГрГУ, 2003. -519 с.

5. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика (синонимические средства языка) // Апресян Ю.Д. Избранные труды: В 2 т. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Языки славянской культуры, Издательская фирма «Восточная литература», 1995.-Т. 1.-472 с.

6. Алресян Ю.Д. Экспериментальное исследование семантики русского глагола. М.: Наука, 1967. - 251 с.

7. Аринштейн В.М. Лексическая семантика глагола и способ представления ситуации («сцены») // Лексическая семантика и части речи: Межвуз.сб. науч. тр. / Ленинград, гос. пед. ин-т им. А.И.Герцена; Редкол.: В.М.Аринштейн и др. Л.: ЛГПИ, 1986. - С. 15-23.

8. Арутюнова Н.Д. Аномалии и язык (к проблеме языковой «картины мира») // Вопросы языкознания. 1987. - № 3. - С. 3-19.

9. Арутюнова Н.Д. От редактора // Логический анализ языка. Модели действия: Сб. ст. / Ин-т языкознания РАН. М.: Наука, 1992. - С. 3-7.

10. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт. -М.: Наука, 1988.-339 с.

11. Ахапкин Д. Филологическая метафора в поэтике Иосифа Бродского. -Режим доступа: http://www.physic.ut.eerilonyAhapkmW.htm.

12. Банковская Н.П. О природе вербального художественного знака // Язык и культура: Тезисы II Междунар. конф. Киев, 28-29 мая, 1993 г. / Ред. Н.Л. Лысюк. Киев: Издат. Дом Дмитрия Бураго, 1993. Ч. И. - С. 17-18.

13. Барулин А.Н. О структуре языкового знака // Знак: Сб. статей по лингвистике, семиотике и поэтике / Под ред. A.A. Поликарпова. М.: Изд-во Московск. ун-та, 1994. - С. 245-250.

14. Белый А. Символизм как миропонимание. М.: Республика, 1994. -218 с.

15. Берестнев Г.И. Семантика русского языка в когнитивном аспекте: Учеб. пособие. Калининград: Изд-во КГУ, 2002. - 157 с.

16. Бетеа Д. Мандельштам, Пастернак, Бродский: иудаизм, христианство и созидание модернистской поэтики // Русская литература XX века. Исследования американских ученых. СПб.: Петро-РИФ, 1993. - С. 362-399.

17. Бондарко A.B. Функциональная грамматика. Л.: Наука, 1984. - 136 с.

18. Бродский И. А. Собрание сочинений. Режим доступа: http://lib.ru/ BRODSKIJ/Brodskypoetry.txt.

19. Бродский И. Сочинения: В 4 т. СПб.: Пушкинский фонд, 1992-1995. - Т.1-4.

20. Бродский И. Часть речи / Сост. Э. Безносов. М.: Художественная литература, 1990. - 536 с.

21. Бродский И. Форма времени / Сост. В.Уфлянд. Минск: Эридан, 1992. -234 с.

22. Бродский И. Меньше единицы: Избранные эссе. М.: Независимая газета, 1999.-356 с.

23. Бродский И. Письмо Горацию. М.: Наш дом - LAge d'Homme, 1998. -С.16-48.

24. Бродский И. Поклониться тени. СПб.: Пушкинский фонд, 2003. - 253 с.

25. Бродский И.: труды и дни / Сост. Л.Лосев, П.Вайль. М.: Независимая Газета, 1999.-269 с.

26. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / Пер. с англ.: Отв. ред. М.А. Кронзауз; Вст. ст. Е.В. Падучевой. М.: Русские словари, 1996. - 416 с.

27. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. М.: Наука, 1960.- 142 с.

28. Виноградов В.В. Русский язык (грамматическое учение о слове). 2-е изд. - М.: Высшая школа, 1972. - 614 с.

29. Виноградов В.В. Язык художественного произведения // Вопросы языкознания, 1954. № 5. - С. 3-16.

30. Волков С. Диалоги с Иосифом Бродским. М.: Независимая газета, 1998.-328 с.

31. Вригт Г.Х. фон. Логико-философские исследования: Избранные труды / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1986. - 594 с.

32. Гак В.Г. Беседы о французском слове (Из сравнительной лексикологии французского и русского языков). М.: Международные отношения, 1966.-335 с.

33. Гак В.Г. Пространство мысли (опыт систематизации слов ментального поля) // Логический анализ языка. Ментальные действия: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Н.Д. Арутюнова; Ин-т языкознания РАН. М.: Наука, 1993. - С. 22-30.

34. Гак В.Г. Русская динамическая языковая картина мира // Русский язык сегодня. 2000. - № 1. - С. 36-44.

35. Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейские языки и индоевропейцы. Тбилиси: Изд-во Тбилис. ун-та, 1984. - 1328 с.

36. Гаспаров М.Л. Рифма Бродского // Гаспаров М.Л. Избранные статьи. -М.: Новое литературное обозрение, 1995. С.83-92.

37. Гатауллин Р.Г. Влияние контекста на интерпретацию окказиональных словообразовательных конструкций // Вестник Башкирского ун-та. -2001.-№3,-С. 45-51.

38. Гируцкий A.A. Общее языкознание: Учеб. пособие. -2-е изд., стереотип. Минск: ТетраСистемс, 2001. - 304 с.

39. Гордин Я. Странник: Предисловие // Бродский И. Избранное. М.: Третья волна, 1993. - С. 5-18.

40. Гумбольдт фон В. Избранные труды по языкознанию / Пер. с нем.; Под ред. Т.В.Рамишвили. М.: Прогресс, 1984. - 397 с.

41. Гумбольдт фон В. Язык и философия культуры: Пер. с нем. М.: Прогресс, 1985.-450 с.

42. Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода // Вопросы языкознания, 1994. № 4. - С. 17-33.

43. Дмитриевский A.A. Практические заметки о русском синтаксисе // Филологические записки 1887. - Вып. IV. - С. 22-23.

44. Дмитровская М.А. Знание и достоверность // Прагматика и проблемы интенсиональности: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Н.Д.Арутюнова; АН СССР. Ин-т языкознания. М.: Наука, 1988.- С. 166-188.

45. Дмитровская М.А. Знание и мнение: образ мира, образ человека // Логический анализ языка: Знание и мнение. Сб. науч. тр. / Отв. ред.

46. H.Д. Арутюнова; АН СССР. Ин-т языкознания. М.: Наука, 1988. - Вып.1.-С. 6-18.

47. Ермоленко Г.В. Статистическое описание языковых явлений: Учеб. пособие. Гродно: ГрГУ, 1995. - 148 с.

48. Ерофеев В. «Поэта далеко заводит речь.» (Иосиф Бродский: свобода и одиночество // В лабиринте проклятых вопросов. М.: Союз фотохудожников России, 1990. - С. 216-232.

49. Жолковский А.К. «Я вас любил.» Бродского // Жолковский А.К. Избранные статьи о русской поэзии: Инварианты, структуры, стратегии, интертексты / Отв. ред. Л.Г. Панова. М.: РГГУ, 2005. - С. 292-308.

50. Заботкина В.И. Картина мира и ее фиксация на лексической карте (прагматический аспект) // Текст: структура и анализ / Отв. ред. АА.Романов. М.: Изд-во Московск. ун-та, 1989. - С. 46-52.

51. Задворная Е.Г. Субъект высказывания и дискурса: Человек говорящий и человек мыслящий. Минск: Изд-во БГУ, 2002. - 201 с.

52. Зализняк А. Феномен многозначности и способы его описания // Вопросы языкознания. — 2004. № 2. - С. 20-45.

53. Звегинцев В.А. О языковых моделях мира // Вопросы философии: Пи-лисопайутйан арцер. Ереван, 1988. - № 6/7. - С. 268-276.

54. Земская Е.А., Китайгородская М.В., Розанова H.H. Русская разговорная речь: Фонетика. Морфология. Лексика. Жест. М.: Наука, 1983. -258 с.

55. Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика русского языка / Под общей ред. д. ф. н. Г.А. Золотовой М.: Наука, 1998.- 528 с.

56. Зубова Л.В. Словотворчество в поэзии Марины Цветаевой: (Проблемы интерпретации окказионального словообразования): Учеб. пособие. -Изд-во СПбГУ, 1995. 56 с.

57. Иоанесян Е.Р. Знание и восприятие // Прагматика и проблемы интен-сиональности: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Н.Д. Арутюнова; АН СССР. Ин-т языкознания. -М.: Наука, 1988. С. 214-224.

58. Иосиф Бродский размером подлинника: Сб., посвящ. 50-летию И.Бродского / Сост. Г.Ф. Комаров. Л.-Таллинн: Эркос, 1990. - 275 с.

59. Исаченко А.В. Грамматический строй русского языка в сопоставлении со словацким. Морфология: В 2ч. Братислава: Словацкая академия наук, 1960.-Ч. 1.- 386 с.;Ч. 2.-577 с.

60. Как работает стихотворение Бродского: Сб. ст. / Ред.-сост. Л.В.Лосев и В.П.Полухина. -М.:Новое литературное обозрение, 2002. 304 с.

61. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. -262 с.

62. Караулов Ю.Н. Ассоциативный анализ: новый подход к интерпретации художественного текста // Материалы IX конгресса МАПРЯЛ: Доклады и сообщения русских ученых. Братислава, 1999 М.: ИОО «Лев Толстой», 1999.-С. 151-158.

63. Касевич В.Б. Семантика. Синтаксис. Морфология. М.: Наука, 1988. -309 с.

64. Касевич В.Б. Буддизм. Картина мира. Язык. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2004. - 282 с.

65. Кацнельсон С.Д. Типология языка и мышление. Л.: Наука, 1972. - 216 с.

66. Ковалева И., Нестеров В. О некоторых пушкинских реминисценциях у И.А. Бродского // Вестник Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. 1999. - № 4. -С. 12-17.

67. Колшанский Г.В. Коммуникативная грамматика и лингвистическая интерпретация категорий субъекта и предиката // Изв. АН СССР, Сер. лит. и яз. 1979. - Т. 38, № 4. - С. 318-322.

68. Кравченко A.B. Когнитивные структуры пространства и времени в естественном языке // Изв. АН СССР, Сер. лит. и яз. 1996. - Т. 55, № 3. - С. 3-24.

69. Красных В.В. От концепта к тексту и обратно // Вестник Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. 1998. - № 1. - С. 53-70.

70. Крепе М. О поэзии Иосифа Бродского. Режим доступа: http://www.llb/ ru/BRODSKIJ/Kreps/txt.

71. Кривулин В. Конец прекрасной эпохи // Цирк «Олимп». № 5 (2'1996). -С. 15.

72. Кубрякова Е.С. Возвращаясь к определению знака // Лингвистический знак как когнитивное и культурогенное образование: Тез. докл. конф./ Отв. ред. Т.Р.Рутдинов, А.С.Белова. СПб.-Самарканд: СГУ, 1992. - С. 68-71.

73. Кубрякова Е.С. Глаголы действия через их когнитивные характеристики // Логический анализ языка. Модели действия: Сб. ст. / Ин-т языкозн. РАН. М.: Наука, 1992. - С. 84-90.

74. Кубрякова Е.С. Начальные этапы становления когнитивизма: Лингвистика Психология - Когнитивная наука // Вопросы языкознания. - 1994. -№ 4. - С. 34-42.

75. Кубрякова Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира / Рос.академия наук. Ин-т языкознания. М.: Языки славянской культуры, 2004. - 560 с.

76. Кубрякова Е.С. Язык пространства и пространство языка (к постановке проблемы) // Изв. АН СССР, Сер. лит. и яз. 1997. - Т. 56, № 3. - С. 22-31.

77. Куллэ В. «Там, где они кончили, ты начинаешь.». О переводах Иосифа Бродского // Russian Literature XXXVII -II/III. Amsterdam, 1995. - P. 267-288.

78. Куллэ В. Поэтическая эволюция Иосифа Бродского в России (19571972). Режим доступа: http:www.liter.net/=/Kulle/Evolution.htm.

79. Курилович Е. Основные структуры языка: словосочетание и предложение // Курилович Е. Очерки по лингвистике: Сб. ст. М.: Изд-во иностранная литература, 1962. - С. 36- 68.

80. Лазебник Ю.С. Поэт и язык поэтической модели мира // Художественный текст: онтология и интерпретация. Саратов, 1992. - С. 47- 55.

81. Лакербай Д.Л. Поэзия Иосифа Бродского конца 1950-х годов: между концептом и словом. Режим доступа: http:www:countries:ru/library/ twenty/brodsky/lakerbey.htm.

82. Ларин Б.А. Эстетика слова и язык писателя. Л.: Изд-во ЛГУ, 1974. -285 с.

83. Леонтьев Д.А. Психология смысла: принципы, динамика и структура смысловой реальности. М.: Смысл, 1999. - 512 с.

84. Липовецкий М. Критерий пустоты // Урал. 2001. - № 1. - С. 218-234.

85. Лихачев Д.С. Русская словесность. М.: Наука, 1992. - 284 с.

86. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка // Изв. АН СССР, Сер. лит. и яз. 1993. - Т. 38, № 4. - С. 3-8.

87. Лихачев Д.С. Очерки по философии художественного творчества. -СПб.: Искусство-СПб, 1999. 118 с.

88. Логико-семантические проблемы. М.: Прогресс, 1976. - 383 с.

89. Локк Дж. Сочинения: В 3-х т. / Под ред. И.С. Нарского, А.Л. Субботина. М.: Мысль, 1985. - Т. 1. - 621 с.

90. Лопатин В.В. Рождение слова: неологизмы и окказиональные образования. М., Наука, 1973.- 152 с.

91. Лопатин В.В. Грамматические «неправильности» в поэтических идио-стилях // Язык русской поэзии XX века: Сб. ст./ Ин-т языкознания АН. -М.: Наука. 1989.-С. 97-109.

92. Лосев Л. Вступление // Иосиф Бродский: труды и дни. М.: Независимая газета, 1998. - С. 13- 39.

93. Лосев Л. Иосиф Бродский: труды и дни / Ред.-сост. Петр Вайль и Лев Лосев. М.: Независимая газета, 1998. - 272 с.

94. Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Л.: Просвещение, 1972. -271 с.

95. Лотман Ю.М. Символ в системе культуры // Ученые записки Тартуского гос. ун-та. Труды по знаковым системам Тарту: Тартуск. гос. ун-т, 1987. - Вып. 754. - С. 10-21.

96. Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии / Вст. ст. М.Л. Гаспарова. СПб.: Искусство-СПб., 1996. - 846 с.

97. Лотман Ю.М., Лотман М.Ю. Между вещью и пустотой (Из наблюдений над поэтикой сборника Иосифа Бродского «Урания») // Лотман М.Ю. Избранные статьи: В 3 т. Таллинн: Александра, 1993. - Т. 3. - С. 294 -307.

98. Лукин В.А. Художественный текст. Основы лингвистической теории и элементы анализа: Учебник. М.: Ось-89,1999. - 192 с.

99. Лыков А.Г. Современная русская лексикология (Русское окказиональное слово): Учеб. пособие. М.: Высшая школа, 1976. - 282 с.

100. Марчок В. Контуры авторства в постмодернизме // Вестник Моск. унта. Сер. 9, Филология. 1988. № 2. - С. 46-55.

101. Маслова В.А. Когнитивная лингвистика: Учеб. пособие. Минск: ТетраСистемс, 2004. - 256 с.

102. Матханова И.П., Трипольская Т.А. Интерпретационные аспекты лингвистики: проблемы и пути их решения // Проблемы интепретационнойлингвистики: Интерпретаторы и типы интерпретаций: Межвуз. сб. науч. тр. Новосибирск: НПГУ, 2004. - С. 6 - 20.

103. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. 1. М.: Вена, 1997. Т. 1: Слово. - 560 с.

104. Мещанинов И.И. Глагол. Л.: Наука, 1982. - 271 с.

105. Минский М. -Фреймы для представления знаний: Пер. с англ. М.: Энергия, 1979. - 152 с.

106. Моррис Ч. Основание теории знаков // Семиотика. М.: Радуга, 1983. -С. 37-89.

107. Мыркин В.Я. В какой мере язык (языковая система) является отражением действительности // Вопросы языкознания. 1986. - № 3. - С. 54-62

108. Найман А.Г. Сгусток языковой энергии // Полухина В.А. Бродский глазами современников. СПб.: Журнал «Звезда», 1997. - С. 37, 45-46.

109. Намитокова Р.Ю. Авторские неологизмы: словообразовательный аспект / Под ред. А. Ширшови. Ростов н/Д: Изд-во Ростовского университета, 1986.- 156 с.

110. Нестеров А. Джон Донн и формирование поэтики Бродского: за пределами «Большой элегии» // Бродский и мир. Метафизика. Античность. Современность. СПб.: Журнал «Звезда», 2000. - С. 151- 171.

111. Нефагина Г.Л. Русская проза второй половины 80-х-начала 90-х годов XX века: Учеб. пособие. Минск: Экономпресс, 1997. - 231 с.

112. Николаев С. Идиоматика Иосифа Бродского. Режим доступа: http://www.Relga.rsu./ru/ n46/rus46htm/

113. Орлова О.В. Компьютерный анализ поэтического текста и моделирование ассоциативно-смыслового поля ключевого концепта творчества автора. Режим доступа: httD://hmnmf.tsu.ru//e-iurna.l/magazine/ ог-lova.htm.

114. Павиленис Р.И. Понимание речи и философия языка // Новое в зарубежной лингвистике: Теория речевых актов. 1986. - Вып. 17. - С. 380388.

115. Падучева Е.В. Динамические модели в семантике лексики. М.: Языки славянской культуры, 2004. - 608 с. - (Studia philologica).

116. Панкрац Ю.Г. Семантика глагола и описание категориальных ситуаций // Проблемы функционирования языка: Сб. науч. тр. / Акад. наук СССР. Ин-тяз., каф. иностр. яз. Калинин, с.-х. ин-та. -М., 1987. С. 73-77.

117. Панкрац Ю.Г. Глагол и особенности его категориальной семантики // Теория грамматики: лексико-грамматические классы и разряды слов: Сб. науч.-аналит. обз. / Ред.-сост. Л.Д.Пузина, Г.Д.Стрельцова. М.: ИНИОН, 1990.-С. 51-72.

118. Петрухина Е.В. Глагольная номинация и категории деривационной ономасиологии // Языковая номинация: Тез. докл. Междунар. науч. конф., 23-26 июня 1996г., МГЛУ / Редкол.: Н.П.Баранова, А.В.Зубов, И.А.Рабчинская и др. Минск: МГЛУ, 1996. - С. 17.

119. Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. 7-е изд.- М,: Высшая школа, 1956. - 216 с.

120. Пирс Ч.С. Из работы «Элементы логики. Grammatica speculativa» // Семиотика. -М.: Радуга, 1983. С. 151- 210.

121. Полонский В. Режим доступа: http:www.krugosvet.ru/articles/103/ 1010358/100358а1.

122. Полухина В. Грамматика метафоры и художественный смысл // Поэтика Бродского: Сб. статей / Под ред. Л.Лосева. Tenafly, N.Y.: Hermitage, 1986.-С. 63-96.

123. Полухина В. Опыт словаря тропов Бродского // Митин журнал. 1995. -№52.-С. 106-126.

124. Полухина В. Поэтический автопортрет Бродского // Иосиф Бродский: творчество, личность, судьба. СПб.: Журнал Звезда», 1998. - С. 51-53.

125. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике: 2-е изд., стереотип. Воронеж: Истоки, 2002. - 166 с.

126. Потебня А.А. Мысль и язык. Харьков: Мирный труд, 1913. - 192 с.

127. Поцепня Д.М. Образ мира в слове писателя. СПб.: Изд-во СПб. унта, 1997.-262 с.

128. Прохорова С.М. Функционирование окказионализмов и потенциальных слов в художественных текстах // Русский язык Минск: Университетское, 1988.-Вып. 8.-С. 70 -78.

129. Прохорова С.М. Концептуализация динамической картины мира // Когнитивная лингвистика конца XX века: Материалы междунар. науч. конф.; Минск, 7-9 октября 1997 г. В 3 ч. / Отв.ред. Н.П.Баранова. Минск: МГЛУ, 1997.-Ч. 1.-С. 75-81.

130. Прохорова С.М. Вертикальное синтаксическое поле как разновидность корреляции // В. Tosovic (Hrsg): Die grammatischen Korrelationen. -Graz: GraLiS, 1999.-S. 291-298

131. Прохорова C.M., Владыко И.А., Десюкевич О.И. Говорение как знак человека социального // IV Междунар. науч. конф. «Язык и социум»; 1620 апреля 2000 г, БГУ: В 2 ч. / Отв. ред. Л.Н. Чумак и др. Ч. 2. Минск: БГУ, 2000.-С. 48-51.

132. Прохорова С.М. Еще раз о языковой непрерывности. Минск: Энцик-лопедикс, 2002. - 176 с.

133. Прохорова С.М. Концептуальные русские глаголы, характеризующие образ "человека грамотного"// Еще раз о языковой непрерывности. -Минск: Энциклопедикс, 2002. С. 133 - 138.

134. Прохорова С.М. Образ homo sapiens в русском языке // Русское слово в мировой культуре. Пленарные заседания: Сб. докл. X конгресс МАПРЯЛ / Под ред. И.О. Рогожиной, Е.Е. Юркова. СПб.: Политехника, 2003. - Т. 1.-С. 287-294.

135. Ранчин А. Философская традиция Иосифа Бродского // Литературное обозрение. 1993 - № 3-4. - С. 3 - 13.

136. Ревзина О.Г. Поэтика окказионального слова // Язык как творчество: Сб. науч. тр.-М.: Радуга, 1996.-С. 303-308.

137. Русская грамматика / АН СССР, Ин-т рус. яз.; Гл. ред. Н.Ю.Шведова: В 2 т. М.: Наука, 1980. - Т. 1: Фонетика. Фонология. Ударение. Интонация. Словообразование. Морфология. - 784 с.

138. Самойлова И.Ю. Глагол в поэтическом языке И.Бродского // Веснпс ГрДУ im. Я.Купалы. Сер. 1. 2004. -№ 4. - С. 117 - 121.

139. Самойлова Инна Ю. Диалог в поэзии Иосифа Бродского: лингвистический аспект // Dialog w Literaturach i jczykach slowianskich. -Opole, 2003. T.2: Jczykoznawstwo. - S. 141- 146.

140. Самойлова И.Ю. Ситуация движения в доэмиграционной поэзии Иосифа Бродского // Весшк БДзУ, Сер. 4, Фшалопя. Журналютыка. Педагопка. 2002. - № 1. - С.77- 84.

141. Самойлова И.Ю. Словарь глаголов поэзии Иосифа Бродского // Слово и словарь = Vocabulum et vocabularium: Сб. науч. тр. по лексикографии / ГрГУ им.Я.Купалы, Харьков, лексикограф, об-во; Отв. ред. В.В. Дубичинский и др. Гродно: ГрГУ, 2002. - С. 207-210.

142. Самойлова И.Ю. Языковые эксперименты Иосифа Бродского: окказиональные фреймы в поэзии // Весшк ГрДУ im. Я.Купалы. Сер. 1. 2004. -№ 4. - С.164 - 169.

143. Самойлова И.Ю. Окказиональные образования в поэзии И.Бродского //. Право и образование. 2006. - №. 5. - С. 190 - 199.

144. Семенов Вадим. Иосиф Бродский в северной ссылке: Поэтика автобиографизма. Режим доступа: http://wvAV.mthenia.ru /document / 534013. html#pl

145. Семенова Е. Еще о Пушкине и Бродском // Бродский и мир. Метафизика. Античность. Современность. СПб.: Журнал «Звезда», 2000. - С. 131 -138.

146. Серебренников Б.А. Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира. М.: Наука, 1988. - 212 с.

147. Скоропанова И.С. Русская постмодернистская литература: Учеб. пос. М.: Флинта: Наука, 1999. - 179 с.

148. Скоропанова И.С. Феномен «пустоты» в творчестве русских постмодернистов // Весшк Бел. дзярж. ун-та. Сер. 4, Фшалопя. Журналютыка. Педагопка. 2002. - № 3. - С. 8 - 13.

149. Служевская Ирина. Поздний Бродский: путешествие в кругу идей // Бродский и мир. Метафизика. Античность. Современность. СПб.: Журнал «Звезда», 2000. - С. 9 - 35.

150. Смирнитский А.И. Морфология английского языка. М.: Иностранная литература, 1959. - 440 с.

151. Степанов Ю.С. Семиотика. М.: Наука, 1971. 145 с.

152. Степанов Ю.С. Имена. Предикаты. Предложения. Семиологическая грамматика. М.: Наука, 1981. - 361 с.

153. Степанов Ю.С. В трехмерном пространстве языка. Семиотические проблемы лингвистики, философии, искусства. М.: Наука, 1985. - 335 с.

154. Ш.Теньер Л. Основы структурного синтаксиса / Вступ. ст. и общ. ред. В.Г.Гака; Пер. с франц. И.М.Богуславского. М.: Прогресс, 1988. - 655 с.

155. Тихомирова Е.А. Лингвистический анализ тропа: метафора -олицетворение в русских и белорусских поэтических текстах начала XX века: Автореф. дис. .канд. филол. наук: 10.02.01; 10.02.02.- Минск, 1991. -22 с.

156. Тошович Б. Глагольный категориал. Das verbale Kategorial. Opole -Graz: Uniwersytet Opolski - Universtat Graz, 1998. - 122 c.

157. Туранина H.A. Индивидуально-авторская метафора в контексте и словаре. Белгород: Изд-во Белгор. ун-та, 2001. - 75 с.

158. Улуханов И.С. Окказиональные чистые способы словообразования в современном русском языке // Изв. РАН. Сер. литературы и языка. -1992. Т. 51, № 1. - С.3 - 17.

159. Урысон E.B. Языковая картина мира vs обиходные представления (модель восприятия в русском языке) // Вопросы языкознания. 1988. - № 2. - С. 3-21.

160. Уфимцева A.A. Типы словесных знаков. М.: Наука, 1974. - 206 с.

161. Уфимцева A.A. Лексическое значение (принцип семиологического описания лексики). М.: Наука, 1986. - 240 с.

162. Уфлянд В.И. Традиция и новаторство в поэзии Иосифа Бродского // Звезда,- 1997. -№ 1.-С. 155- 158.

163. Фельдман Н.И. Окказиональные слова и лексикография // Вопросы языкознания. 1957. - № 4. - С. 64- 73.

164. Филлмор Ч. Дело о падеже открывается вновь // Новое в зарубежной лингвистике: Сб. ст. / Сост., общ. ред. В.А.Звегинцева. М.: Прогресс, 1960. - Вып. X: Лингвистическая семантика. - С. 496 - 530.

165. Филлмор Ч, Дж. Об организации семантической информации в словаре // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1983. - Вып. XIV. -С. 23- 60.

166. Филлмор Ч. Основные проблемы лексической семантики // Новое в зарубежной лингвистике. Прикладная лингвистика. М.: Прогресс, 1983. -Вып. XII.-С. 74- 122.

167. Флоренский П.А. Статьи по искусству // Собр. соч.; Под ред. ИАСтруве,-Paris, 1985.-Т. 1.-380 с.

168. Фокин A.A. «Голос» Иосифа Бродского: опыт интерпретации . Режим доступа: http://Krishnahouse. narod.ru/golos.html.

169. Фромм Э. Иметь или быть? = То have or to be? / Общ. ред.и послесл.

170. B.И.Добренькова; пер. с англ. Н.И.Войскунской, И.И.Каменкович,

171. C.В.Федулова. -2-е изд., доп. М.: Прогресс, 1990. - 336с.

172. Фрумкина P.M., Звонкин А.К., Ларичев О.И., Касевич В.Б. Представление знаний как проблема // Вопросы языкознания. 1990. - № 6. - С. 85-101.

173. Фрумкина P.M. Концептуальный анализ с точки зрения лингвиста и психолога (концепт, категория, прототип) // НТИ. Сер. 2, Информационные процессы и системы. 1992. - № 3. - С. 1-8.

174. Хайров Ш, «Если Бог для меня и существует, то это именно язык»: языковая рефлексия и лингвистическое мифотворчество Иосифа Бродского. Режим доступа: http://magazines.mss.rii/authors/h/hairov

175. Хайров Ш. Лингвистическая характерология, писательская интуиция и «гений языка» И. Бродский. // Новое литературное обозрение. 2004. -№ 3. - С. 198-223.

176. Ханпира Эр. Окказиональные элементы в современной речи // Стилистические исследования: на материале современного русского языка. -М.: Наука, 1972. С.245- 317.

177. Хейзинга Й. Homo ludens; В тени завтрашнего дня / Пер. с нидерл. и примеч. В.В. Ошиса; Общ. ред. и послесл, Г.М. Тавризян. М.: Прогресс: Прогресс-Академия,1992. -458 с.

178. Храпченко М.Б. Художественное творчество, действительность, человек. М.: Советский писатель, 1978. - 366 с.

179. Чан Ван Ко. Восточный взгляд на русскую грамматику // Русский язык и литература в современном диалоге культур: VIII Междунар. конгр. МАПРЯЛ: Тезисы докладов. Регенсбург: 1994. - С. 314 - 315.

180. Чейф У. Значение и структура языка. М.: Прогресс, 1975. - 432 с.

181. Чейф У. Память и вербализация прошлого опыта // Новое в зарубежной лингвистике. 1983. - Вып. XII. - С. 35- 73.

182. Шанский Н.М. Лексическая деривация в русском языке // Русский язык в школе. 1977. -№ 3. - С. 10- 15.

183. Шапир М.И. Три реформы русского стихотворного синтаксиса (Ломоносов Пушкин - Бродский) // Вопросы языкознания. - 2003. - № 3. -С. 31-78.

184. Шатуновский И.Б. Эпистемические предикаты в русском языке (семантика, коммуникативная перспектива, прагматика) // Прагматика и проблемы интенсиональности: Сб. науч. тр. М.: Наука, 1988. - С. 225- 273.

185. Щерба Л.В. Опыт теории лексикографии // Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. Л.: Наука, 1974. - 428 с.

186. Эткинд Е.Г. Материя стиха. Париж: In d'etudes slaves, 1978. - 506 с.

187. Якобсон P.O. В поисках сущности языка // Семиотика. М.: Радуга, 1983.-С. 102-117.

188. Якобсон P.O. Работы по поэтике. М.: Прогресс, 1987. - 462 с.

189. Ярцева В.Н. Контрастивная грамматика. М.: Наука, 1981. - 111 с.

190. Harman G. Cognitive Science? // The making of cognitive science. Cambridge, 1988.-P. 258-269.

191. Heringer H. J. Neues von der Verbzene // Stickel G. Pragmatic in der Grammatic / Hrsg. Stickel G. Duesseldorf, 1984. - S. 34-64.

192. Levin В., M. Rappoport H. Wiping the slate clean: A lexical semantic exploration // Lexical & Conceptual Semantics. Cambridge MA & Oxford UK, 1995. -P.123-152.

193. Miller G.A., Johnson-Laird Ph. N. Language and perception. Cambridge (Mass.), 1976.-P. 60-82.

194. Polukhina V. Joseph Brodsky: A Poet for Our Time. Cambridge: Cambridge University Press, 1989. - 216 p,

195. Richeit G. Gmndlagen der Kognitiven Sprachverarbeitung: Modelle, Methoden, Ergebnisse / Gert Richtit; Hans Strohner. Tuebingen; Basel. - Francke, 1993. -S. 15-16.

196. Vater H. Daenische Subject-und Objektsaetze. Ein Beitrag zur generativen Dependenzgrammatik. Tuebingen, 1973. - 236 S.

197. Wierzbicka A. Semantics: Primes and Universals. Oxford; N. Y: Oxford UP, 1993.-283 p.

Обратите внимание, представленные ниже научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов доставляемых из РГБ подобных ошибок нет.

Автореферат

200 руб.

Диссертация

500 руб.





Источник: http://www.dissercat.com/content/dinamicheskaya-kartina-mira-iosifa-brodskogo-lingvisticheskii-aspekt

Монография в Интернете (роскошный огромный файл в PDF):
http://www.lib.grsu.by/library/data/resources/catalog/117245-204123.pdf





Фотосессия.

Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, январь 2012 г.




Биография Бродского, часть 1    Биография Бродского, часть 2 
Биография Бродского, часть 3


Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15.

Почта