Страницы сайта поэта Иосифа Бродского (1940-1996)


Иосиф Бродский в Венеции.

Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, Москва, март 2009 г.







Евгений СИДОРОВ. ЗАПИСКИ ИЗ-ПОД ПОЛЫ

* * *
В Италии красноречивый пример внутренней свободы дает поэзия Марио Луци. В русской поэзии – Иосиф Бродский. Я не имел чести близко знать его, но даже то редкое, что было мне в Бродском визуально и психологически доступно (не говоря уже о собственно стихах), выдавало свободу и радостное, веселое, почти беспечное (но всегда умное и небеспричинное в глубине) приятие жизни как краткого бесценного дара. Он жил, как писал, и писал, как жил. При всем своем метафизическом пессимизме, тяжело болея сердцем, он совершенно не походил на привычного русского поэтического “гения” XX века с трагическим изломом на челе. Еще один довод в пользу свободы как внутреннего, а не внешнего обстоятельства. Можно находиться в рабском плену, как Сервантес, и создать “Дон Кихота”, но чаще, к сожалению, мы встречаемся сегодня с духовным рабством даже в свободном от цензуры цивилизованном современном обществе.
“Libert'e, Egalit'e, Fraternit'e... Почему только никто не прибавит Культура?” – спрашивает Бродский в своем эссе “Меньше, чем единица”. В этом все и дело. Свобода без культуры и культура без свободы есть фикция, которую опровергает поэзия.

* * *
То, что И.Бродский – гений, доказательств не требует. Требует доказательств, что он хороший поэт.
Покамест настоящей критики поэзии Бродского просто не существует. Его биография и судьба – предмет романического и мемуарного отклика. Он сам во многих интервью как бы все о себе сказал. Но это субъективная, поэтическая интерпретация собственного творчества. Оно, условно говоря, нелегитимно.
Очень существенно, что Бродский любил и “поощрял” поэтов, которых втайне ощущал не сопричастными себе (а, стало быть, не соперниками). Поэтому Цветаева, а не Мандельштам, поэтому отдельный дружеский культ Е.Рейна. Отсюда же нежная привязанность к Юзу Алешковскому, человеку и писателю совершенно другой орбиты. Я заметил, как утомлялся и терял естественность И.Бродский, встречаясь в Нью-Йорке со своими друзьями – ленинградскими поэтами.

* * *
Я не верю, что Бродский не верил в Христа. Другое дело, что он не хотел показать, что всерьез думает о спасении. Он и не думал, возможно, а если и думал, то гордыня все равно выводила его за круг молитвы, и он предпочитал подчеркнутое духовное одиночество любому собору.

* * *
Венеция. Из-за горизонта возникает и скорбно наплывает на тебя кладбище – остров Сан-Микеле. Кирпичная ограда, церковь, маленький причал, качающийся под ногами. Здесь лежат Дягилев, Игорь и Вера Стравинские, Эзра Паунд, Иосиф Бродский.
На могиле Бродского – скромная белого мрамора стела, живые цветы, простенькая фотография в целлофановом укрытии. Записки на русском и английском, прижатые камешками, чтоб не разлетелись. Кем-то собранный самиздатовский сборничек поэта “Рождественские стихи”. Видно, что могила живет, сюда приходят. Уже пять лет.

Источник: http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg122002/Tetrad/art11_6.htm

Город у реки. Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, Москва, март 2009 г.




Биография Бродского, часть 1         Биография Бродского, часть 2        
Биография Бродского, часть 3


Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15.

Почта