Страницы сайта поэта Иосифа Бродского (1940-1996)


Иосиф Бродский.

Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, Москва, июль 2009 г.




Тема: Автопереводы Иосифа Бродского и их восприятие в CUT4 и Великобритании 1972-2000

Содержание
Содержание
Введение...4
Глава 1. Иосиф Бродский и Joseph Brodsky:
биографический миф и авторская личность...25
¦ 1.1. Жизненный путь поэта: до и после эмиграции...25
1.2. Создание авторской личности «Joseph Brodsky»...30
1.3. «Философия языка» Иосифа Бродского
и языковая личность поэта...44
1.4. Переводческие принципы И. Бродского...52
1.5. «Английский Бродский» в оценке современной
американской и британской критики...59
Глава 2 Автопереводы Иосифа Бродского:
системный подход...89
2.1. Автопереводы Иосифа Бродского
в системе «Литература»...89
2.2 Цикл «Часть речи» в переводе автора
как первый опыт эквиметрического автоперевода...93
2.3 Сборники «То Urania» и «So Forth»:
комплексный анализ автопереводов...124
2.3.1. «Я входил вместо дикого зверя в клетку...» — «May 24, 1980»: биографический факт
в поэтическом тексте...124
2.3.2. «Восходящее желтое солнце следит косыми...» - Tsushima Screen: взаимодействие заглавия и текста
в автопереводе...131
2.3.3. «То не Муза воды набирает в рот...» — Folk Tune: метафорический строй оригинала
и перевода...138
2.3.4. «Пятая годовщина (4 июня 1977)» -
«The Fifth Anniversary»: интертекст в оригинале
и автопереводе...144
2.3.5. «Мы жили в городе цвета окаменевшей водки...» -«A Photograph»: «Петербургский текст»
в поэзии Иосифа Бродского...156
2.4. Автоперевод как коммуникация с англоязычным читателем...166
2.5. Автоперевод как автокомуникация...174
Заключение...188
Примечания...194
Библиография...202
Приложение 1. Каталог стихотворений Иосифа Бродского, переведенных на английский язык.
Приложение 2. Таблицы анализа метрической структуры стихотворений из цикла «Часть речи» и их автопереводов.
Введение
4 Введение
И.А. Бродский (1940 — 1996) — одна из ключевых фигур в мировой культуре второй половины XX века. Нобелевский лауреат 1988 года, он оставил глубокий след в двух национальных литературах - русской и американской.
Стихотворения Иосифа Бродского еще при жизни поэта вошли в классику русской литературы. Даже в 60-е и 70-е годы, когда его поэзия была запрещена в СССР как антисоветская, она стремительно распространялась в списках и через «самиздат». А в первые постперестроечные годы, когда после вручения Бродскому Нобелевской премии стихотворения его начали возвращаться из-за океана к широкому российскому читателю, он и на родине был признан одним из крупнейших поэтов XX века. Поэзии Бродского посвящены работы крупных российских ученых и зарубежных славистов. Стиховую структуру поэзии Бродского исследовали М.Л. Гаспаров1, Дж.С. Смит2 и Б. Шерр3, к анализу отдельных произведений обращались Е.Г. Эткинд4, А.К. Жолковский5, поэтику Бродского исследовали Ю.М. и М.Ю. Лотманы6, комплексный анализ художественного мира поэта предпринимали Д. Макфадиен7, Д. Бетея8 и В. Полухина9; в аспекте литературных взаимосвязей творчество поэта изучали И.О. Шайтанов10 и Вяч. Вс. Иванов11.
Но если к русскоязычному читателю И. Бродский обращался почти исключительно как поэт, то англоязычной аудитории он в первую очередь адресовал свои эссе. Перевод же стал для поэта универсальным средством взаимодействия как с родственной, так и с инокультурной средой: до эмиграции в 1972 году Бродский, ища пути реализации своего творческого потенциала, — ибо собственные его произведения по идеологическим соображениям не могли быть опубликованы в СССР — переводил английскую и польскую, а также, по подстрочникам, болгарскую, греческую, грузинскую, итальянскую, испанскую, голландскую, сербскохорватскую и чешскую поэзию для различных изданий, а начиная с 80-х годов, в США, он активно занялся автопереводом, постепенно завоевывая позицию главного — если не
5
единственного - переводчика своих стихотворений. Именно автопереводы Бродского находятся в центре внимания данной работы.
Цель диссертации: охарактеризовать автопереводы И. Бродского в системе «Литература». Проследить становление И. Бродского как англофонного поэта и эволюцию авторской личности Joseph Brodsky.
В соответствии с избранной целью определяются конкретные задачи исследования:
1. Рассмотреть художественные принципы и переводческие установки И. Бродского в контексте созданной поэтом «философии языка»; проанализировать действие механизма автокоммуникации в процессе перевода Бродским собственных произведений на английский язык.
2. Представить личностное и творческое развитие И. Бродского в аспекте бытового и художественного двуязычия, выявить организующие принципы его вторичной языковой личности.
3. Исследовать читательское восприятие английских сборников И. Бродского в США и Великобритании на материале критических откликов, опубликованных в книжных обозрениях и журналах.
4. Проанализировать автопереводы И.Бродского в сравнении с оригиналами с позиций эквивалентности и коммуникативной адекватности этих текстов; исследовать их стиховую структуру, метафорический строй, прагматическую основу и интертекстуальные связи.
Материалом исследования послужили автопереводы И. Бродского, опубликованные в сборниках «A Part Of Speech» (1980), «То Urania» (1988), «So Forth» (1996) и «Collected Poems in English» (2000) в широком контексте творчества поэта (поэзии, эссеистики), русской и англосаксонской лингво-поэтических традиций.
6
Актуальность диссертации обусловлена отсутствием на сегодняшний день систематических исследований на русском языке, посвященных англоязычному поэтическому наследию одного из крупнейших поэтов XX века, Нобелевского лауреата и поэта-лауреата США И. Бродского. Актуален подход к материалу: переводческие принципы и коммуникативные установки поэта исследуются в контексте созданной поэтом «философии языка», автоперевод впервые рассматривается как специальная проблема в контексте системы «Литература». Рассматриваемые в диссертации вопросы формирования авторской личности в условиях двуязычия и параллельной работы в рамках двух национальных литератур, рассмотрение стиховедческой проблематики в русле различных лингво-поэтических традиций, роль читателя в системе «литература», перевод и автоперевод как важнейшие формы межкультурного общения находятся в центре внимания современной филологической науки.
Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:
1. Автопереводы Бродского рассматриваются в контексте русской и англоамериканской лингво-поэтических традиций;
2. Первичная и вторичная языковая личность поэта (Иосиф Бродский / Joseph Brodsky) рассматривается в контексте лингвистической авторефлексии и эстетических воззрений автора-переводчика;
3. В данной работе впервые осуществлен подробный анализ метроритмического облика и рифмовки английских автопереводов И. Бродского. В процессе исследования стиховой формы автопереводов в сопоставлении с оригиналами разрабатывается методика сравнительного стиховедческого анализа поэтических текстов;
4. Автопереводы Бродского рассматриваются не только в аспекте эквивалентности оригиналам, но и в аспекте их адекватности новой коммуникативной ситуации;
7 На защиту выносятся следующие основные положения:
1. В ситуации двуязычия на основе вторичной языковой личности поэта и его американского биографического мифа происходит рождение вторичной авторской личности Joseph Brodsky.
2. Переводческие принципы И. Бродского отражают созданную поэтом «философию языка».
3. При анализе метро-ритмического облика и рифмовки автопереводов Бродского выясняется, что автору-переводчику удалось найти эквиваленты практически всем элементам стиховой структуры русского текста. Однако эквивалентность вступает здесь в конфликт с коммуникативной адекватностью: принципы русской версификации, перенесенные в пространстве английского языка приобретают характер реалий чужой культуры.
4. При анализе качества автопереводов необходимо в первую очередь ориентироваться на восприятие англоязычного читателя.
Методологической базой диссертации послужили работы Ю.М. Лотмана и Ю.И. Левина по проблемам коммуникации в литературе; работы Ю.Н. Караулова, посвященные вопросу вторичной языковой личности; переводоведческие исследования В.Н. Комиссарова, П.М. Топера, Р.К. Миньяр-Белоручева, А. Поповича, А.Д. Швейцера; стиховедческие работы М.Л. Гаспарова, Е.Г. Эткинда, Д.С. Смита и Б. Шерра, а также исследования системы «Литература», осуществляемые коллективом авторов (В .Г. Зусман, З.И. Кирнозе и др.) на кафедре зарубежной литературы и межкультурной коммуникации НГЛУ им. Н.А. Добролюбова.
Практическое значение исследования:
Материалы диссертации могут быть использованы при чтении лекций и разработке учебно-методических пособий по истории зарубежной и русской литературы, межкультурной коммуникации, переводоведению. Собранные
8
фактические данные могут послужить справочным материалом для дальнейших исследований по теме.
Апробация результатов исследования:
Основные положения диссертации излагались в докладах на международной конференции «СВОЕ и ЧУЖОЕ в европейской культурной традиции: литература, язык, музыка» (Н.Новгород, 2000); международном семинаре «Проблемы межкультурной коммуникации» (Н.Новгород, 2000); XIII Пуришевских чтениях (Mill У, 2001); Грехневских чтениях (Н. Новгород, 2001, 2002), международной конференции «Пространство и время в литературном произведении» (Самара, 2001); LIV Герценовских чтениях (С.-Петербург, 2002); на Семинаре славистики и семинаре «Современная литература в английских переводах» (Оксфордский университет, Великобритания, 2003); на аспирантских семинарах и заседаниях кафедры Зарубежной литературы и межкультурной коммуникации НГЛУ им. Н.А. Добролюбова. По материалам диссертации опубликовано 12 научных работ.
Структура работы определяется поставленными задачами и исследуемым материалом. Диссертация состоит из введения, двух глав, и заключения; также она включает в себя библиографию и два приложения.
9
Впервые вопрос об «английском Бродском» поставил А. Лосев , однако статья его, опубликованная в 1980 году, когда основная масса поэтических автопереводов еще не вышла в свет, касалась исключительно эссе из сборника «Меньше единицы» и обращала внимание только на некоторые культурологические проблемы, причем исследователь предлагал считать англоязычную эссеистику Бродского фактом русской культуры, ибо для поэта «домашней», «утробной» культурой является только родная.
Первым систематическим исследователем автопереводов Бродского стала В. Полухина. В ряде статей13 она фактически сформировала традицию анализа стихотворений, переведенных самим поэтом на английский язык. Полухина полагает, что англоязычные тексты поэта необходимо в первую очередь рассматривать в контексте комплекса представлений о русском языке, русской поэзии и русскоязычном творчестве Бродского. Исследовательницу в первую очередь интересует, насколько точно Бродский передает по-английски тот или иной аспект русского текста, какие трансформации допускает, какие соответствия находит для тех или иных лексических единиц, каков его переводческий метод. В. Полухина, убеждена, что «наиболее авторитетную оценку английских стихов Бродского могли бы дать западные слависты, чья профессия - русская литература, а специальность - русская поэзия» . Полухина не приемлет критики, высказываемой англофонными критиками в адрес автопереводов Бродского, полагая, что те недостаточно компетентны, ибо не знают русского языка и не понимают, насколько перевод точно соответствует оригиналу в том или ином его аспекте - в то время как перевод, казалось бы, адресован именно людям, не знающим русского языка. Таким образом, исследовательница декларирует принцип эквивалентности перевода, не уделяя значительного внимания требованию коммуникативной адекватности.
1 Сборник написанных зарубежными славистами статей, каждая из которых посвящена анализу одного стихотворения Бродского, был составлен и вышел под редакцией В. Полухиной и Л. Лосева (Joseph Brodsky: The Art of a Poem / Ed. by L. Loseff and V. Polukhina. - The Macmillan Press Ltd, 1999. - 257 p.). Однако из 13 статей 10 написаны с опорой на оригинальное стихотворение, а 3 представляют собой анализ не автопереводов,
10
На фоне возможных русских интертекстов анализируют автоперевод «In Memoriam» Бродского Н.Н. Бабанина и В.А. Миловидов15. Исследователи показывают, как допущенные при переводе лексические замены и дополнения активизируют эти интертексты, однако не рассматривают проблему, насколько возможные претексты могут быть установлены англофонным читателем. Не рассматривая коммуникативные установки Бродского, которыми он руководствовался при переводе, исследователи утверждают, что анализируемый текст можно рассматривать не как перевод, а как авторский вариант стихотворения. Авторы статьи фиксируют ряд произошедших смысловых сдвигов, но вместо напрашивающегося вывода о неэквивалентности - а, возможно, и неадекватности - перевода оригиналу они делают несколько неожиданный вывод о том, что «погрешив против «буквы» оригинала, И. Бродский парадоксальным образом оказался близок «духу» инокультурной среды, традициям англоязычной поэзии У. Одена и Т.С. Элиота, тому «типу сознания», который свойствен этим традициям»16. Ничто в статье, кроме приведенного в ее финале мнения В. Ерофеева, не свидетельствует о том, что «современная американская словесность видит в Бродском не столько поэта-пришельца, сколько своего продолжателя». В то же время Н.Н. Бабанина и В.А. Миловидов высказывают чрезвычайно интересную мысль о возникающем в автопереводах Бродского эффекте комментария оригинала - мысль, которую в специально посвященной этой проблеме статье блестяще развивает А. Нестеров17.
В традиции В. Полухиной работает с автопереводами Бродского и С.Г. Николаев. Сравнительный анализ оригинала и автоперевода стихотворения 1980 г. «То не Муза воды набирает в рот...» , призванный показать качество перевода, сводится фактически к перечислению лексических и стиховых эквивалентов, подобранных Бродским для передачи по-английски тех или иных элементов художественной структуры оригинала. Из статьи неясно, работают
а стихотворений, написанных Бродским по-английски. Отметим также, что для шести авторов сборника русский язык является родным.
11
ли эти эквиваленты как единый текст по-английски, и как этот текст может быть воспринят англоязычным читателем. Приведенные эквиваленты оцениваются только в соотношении с оригинальным текстом, но не в контексте англо-американской лингво-поэтической традиции, в которую автоперевод как целостное произведение должен был войти. Исследователя не интересует вопрос, насколько по-английски звучит переводной текст — его внимание полностью поглощено проблемой эквивалентности автоперевода оригиналу.
Первой диссертацией, полностью посвященной «английскому Бродскому» стала работа Н. Рулевой «Joseph Brodsky: Translating Oneself»19 («Иосиф Бродский: перевод самого себя»), защищенная в Кембридже в 2000 году. Н. Рулева пользуется специфической терминологией. Она выделяет два аспекта «author-translation» («авторского перевода») как процесса: «auto-translation» («автоперевод»), понимаемый как комплекс трансформации, переносимых текстом при переводе, и «self-translation» («самоперевод» (?)), представляющий собой процесс изменения авторской личности под влиянием второго языка. Исследовательница представляет английские тексты Бродского как его диалог с англоязычными поэтами, английским языком и с собственным оригинальным текстом - именно в этом свете она рассматривает и переводческие принципы Бродского. Приводя биографию поэта диссертантка показывает, что изгнание для Бродского было не столько биографическим фактом, сколько экзистенциальным состоянием - еврея в антисемитском обществе, поэта в идеологически или лингвистически чуждой среде. Роль У.Х. Одена признается первостепенной в процессе интеграции Бродского в англофонную поэзию. В качестве ведущей причины обращения Бродского к творчеству на английском исследовательница выдвигает желание поэта продемонстрировать иноязычным коллегам свое истинное лицо — и здесь очень точно отмечено, что при этом поэт, по всей видимости, не отдает себе отчета в том, что при переходе на чужой язык это лицо неизбежно претерпевает метаморфозы. Н. Рулева обращает внимание на специфику эстетических воззрений Бродского: его отношение к языку как божественному началу и
12
поэзии как высшем его проявлении, в доминировании музыкальности над прагматическим смыслом. Дисстертантка отмечает эффект «остранения», возникающий при работе поэта с собственным текстом. Особый интерес представляет заключительный параграф работы, в котором прямо ставится вопрос: «Является ли Бродский великим англофонным поэтом?» Н. Рулева кратко обозревает полемику по этому вопросу, возникшую в американской и британской печати как реакция на выход поэтических сборников Бродского на английском языке. Исследовательница приходит к заключению, что разброс мнений критиков вызван тем, что они по-разному видят авторскую личность Иосифа Бродского: одни говорят об англоязычном поэте, другие о русском, третьи об авторе-переводчике: она определяет эти три авторские ипостаси как «Иосиф Бродский для русских читателей», «Iosif Brodskii» существующий в английском переводе, пишущий с Запада своим русским друзьям и предпринимающий попытку «самоперевода» на английский, и «Joseph Brodsky» - авторитарный создатель автопереводов. Переход от одной авторской ипостаси к другой отражает процесс интеграции И. Бродского в английский язык и англо-американскую лингво-поэтическую традицию. Н. Рулева отмечает опасность представления английского alter ego Бродского как англофонного поэта, а автопереводов как текстов, независимых от оригиналов: так перевод может быть принят за оригинал и лишиться своих корней. Читательское восприятие обогащается сознанием того, что текст автоперевода пришел из другой культуры и иного языка, читательский горизонт расширяется за счет бикультурного опыта. И. Бродский — сложная творческая личность, стоящая на перекрестке двух литературных и культурных традиций, поэтому его авторские переводы не следует читать как аутентичные английские тексты. Диссертантка предлагает рассматривать авторский перевод как особый жанр, обозначающий межкультурные и межъязыковые отличия и связи.
Не разделяя жанрового подхода к автопереводам, хотелось бы указать на важность для настоящей работы мысль Н. Рулевой о мифологизации Бродским своего изгнания из России как «ухода без возврата» и о последовательном
13
отмежевании поэта от стереотипа «писатель-диссидент в эмиграции», а также выделение авторских ипостасей поэта, связанных творчеством на с русском и английским языками.
С иных позиций рассматривает английского Бродского датский исследователь Ион Кюст (Jon Kyst). В своей диссертации «Brodsky's Bilingualism. Practice and Prehistory»1 («Билингвизм Бродского. Практика и предыстория») он исследует автопереводы, эссе и интервью Бродского, ища ответа на вопрос, почему Бродский стал двуязычным писателем. Й. Кюст выстраивает хронологию изучения Бродским английского языка и публикует разысканные им англоязычные тексты, написанные поэтом до эмиграции. Исследователь соотносит билингвизм Бродского с двуязычием Набокова и Беккета и заключает, что в случае Бродского это явление носит настолько своеобразный и творческий характер, что к нему неприменимы социолингвистические и нейролингвистические подходы. Билингвизм Бродского, по мнению Й. Кюста, тесно связан с элегическим мышлением поэта: написанные Бродским элегии, посвященные английским поэтам, корнями уходят в русскую поэтическую традицию, несмотря на формально заданную в текстах апелляцию к английской. Диссертант приходит к выводу, что двуязычие Бродского настолько тесно переплетается с уникальной поэтикой писателя, что его нельзя изолированно представлять как «билингвизм» в привычном социолингвистическом смысле. Его нужно рассматривать не столько как форму языкового поведения, понятого в чисто лингвистических терминах, сколько как эстетический и литературный метод, к которому Бродский прибегает в рамках русской поэтической традиции, в частности, элегической. Настоящее исследование преследует иные цели и в целом не противоречит положениям, высказанным в работе Й. Кюста. Так, представляется весьма важной мысль, что собственно лингвистический облик автопереводов Бродского и традиция, с которой они неразрывно связаны
1К сожалению, полный текст диссертации Й. Кюста на соискание ученой степени PhD, защищенной 2 июня 2004 года в Копенгагенском университете, оказался недоступен. Основные положения работы изложены по тезисам, опубликованным датским исследователем в сети Интернет.
14
разноприродны: несмотря на то, что тексты эти написаны на английском языке, их не всегда можно соотнести с англо-американской лингво-поэтической традицией. В настоящей диссертации эта точка зрения становится отправной для исследования взаимоотношений субъектов в «англофонной» половине системы коммуникации в переводе. Однако другая основополагающая мысль, высказанная Й. Кюстом в статье, впоследствии использованной им в качестве пролога к диссертации, вызывает серьезные возражения. Вступая в спор с жестким критиком «английского Бродского» Крэгом Рэйном (Craig Raine) и утверждая, что тот исходит из недопустимых в литературной полемике положений, Кюст заключает, что в наши дни невозможно изучать англоязычные стихи Бродского с точки зрения лингво-поэтической «нормы», ибо современная литература уходит от требований, предъявляемых ей предыдущими эпохами: «Бродский, несомненно, стихи писал очень плохо по-английски. Если не плохо, то отнюдь не безупречно с нормативной точки зрения. Но к сожалению, анализировать именно эту проблему в его английском творчестве в нашу эпоху, как показывает Мишель Фуко, невозможно. Это отнюдь не значит, что критика Крэйга Рэйна необоснованна. Это просто значит, что мы не можем этим заниматься»20. В настоящем исследовании правомерность анализа автопереводов Бродского в соотношении с англоамериканской лингво-поэтической традицией не подвергается сомнению, ибо коммуникативный подход принципиально рассматривает произведение как воспринятое неким читателем, а читательский «горизонт ожидания» формируется в первую очередь под влиянием определенной культурной и литературной традиции. Отметим, что лингво-поэтическая норма здесь рассматривается не как тоталитарная догма, накладывающая ограничения на Щ авторскую волю, а как условие, при котором произведение более или менее
адекватно прочитывается носителем языка, на котором оно написано.
Подобный подход близок английскому филологу и переводчику Дэниелу Уэйссборту (Daniel Weissbort). Его статья «His Own Translator: Joseph Brodsky»21, опубликованная как рецензия на последний прижизненный сборник
15
автопереводов и английских стихотворений Бродского «So Forth», далеко выходит за рамки журнальной критики и вплотную приближается к серьезному академическому исследованию1.
Уэйссборт исследует структуру рецензируемого сборника и отмечает принципиальный издательский подход к корпусу текстов как однородному сборнику английской поэзии: «не просто Бродский по-английски, а Бродский как английский поэт». Он приводит суждения рецензентов сборника «So Forth» М. Хофманна и К. Рэйна, вступивших в полемику по поводу «английского Бродского»: Хофманн, будучи серьезным переводчиком с русского, видит за автопереводами Бродского гениальный оригинал, и потому защищает поэта от нападок критиков, Рэйн же, оценивающий эти тексты как «поэзию на английском языке» вообще сомневается в литературной одаренности Бродского и считает непомерно раздутой международную репутацию поэта. И хотя самому Уэйссборту ближе читательская позиция Хофманна, он убежден, что бескомпромиссный подход Рэйна является более адекватным откликом на принципиальное позиционирование Бродским себя как аутентично англофонного поэта, а не переводчика: Бродский последовательно вытеснил с издательского рынка других переводчиков его стихов, чтобы разговаривать с читателем исключительно собственным голосом и полностью контролировать круг стихотворений, из которых складывается облик его английского alter ego. Анализируя структуру сборников поэзии Бродского, вышедших в США и Великобритании, Д. Уэйссборт отмечает, что само определение «переводы» постепенно исчезает с их страниц. Влияние автора очевидно даже в работах англоязычных переводчиков: стиховая форма переводов приближена к законам русской просодии, весьма отличной от английской на современном ее этапе. От своих со-переводчиков Бродский требовал сохранения стиховой формы текстов в ущерб гладкости звучания — в этом он видел подлинную близость к оригиналу. Как полагает Уэйссборт, рискованные эксперименты Бродского с
1 Положения, изложенные в этой статье, получили дальнейшее развитие в книге Д. Уэйссборта From Russian with Love. Joseph Brodsky in English / D. Weissbort. - London: Anvil Press Poetry, 2003. - 256 p.
16
английской просодией (перенасыщенность строки, неловкие анжамбеманы, женская рифмовка, несвойственные английской поэзии метры) нацелены на то, чтобы объединить два языка - заставить русский язык «говорить по-английски». Исследователь согласен с мнением критиков, полагающих, что Бродский в своем иноязычном творчестве с полным правом создает некий ~' собственный идиолект на грани русского и английского, - с той лишь оговоркой, что «идиолект» этот, будучи фонетически убедительным, слаб с точки зрения синтаксиса и семантики. Если трехдольный ритм оригиналов Бродского близок к разговорной речи, то ямбическая по природе своей английская строка, разреженная дополнительными безударными слогами в целях приближения к русской, звучит не вполне естественно. Однако Уэйссборт полагает, что Бродский все же расширяет просодические возможности английского языка: напыщенные метафоры и явные плеоназмы отступают на второй план, акцент перемещается на музыкальное, пластическое решение строки. Для себя как переводчика Д. Уэйссборт считает невозможным j столь рискованное приближение английской просодии к русской: наивно
предполагать, что метры, функционируют одинаково в столь непохожих языках. Однако он готов принять точку зрения Бродского, ибо, если переводчик вольно обращается с текстом, то он уходит от оригинала и фактически приходит к написанию собственного стиха. Уэйссборт приходит к выводу, что преданность Бродского русскому языку заставляла его скептически воспринимать само искусство перевода: Бродский искал альтернативный способ пересоздания своих стихотворений на английском языке - способ, характеризующийся не семантическим, но просодическим буквализмом. Переведенные таким образом тексты, признает Уэйссборт, возвращают его как читателя к оригиналам, обогащая их, предлагая ключи к их пониманию. Происходит слияние текста и метатекста или перевода. Русский язык Бродского, по мнению исследователя, также вобрал в себя элементы английского языкового мышления и речевого поведения, и при перевода они ретранслируются в английский уже русифицированными — так что
17
«гибридизация» двух поэтических языков идет в обоих направлениях. В заключение Д. Уэйссборт приходит к выводу, что Бродский переводит не столько значение или звучание, сколько облик своих произведений — отсюда и его приверженность стиховой форме, не сводимая, однако, к простому воспроизведению. В автопереводах Бродского сливаются два языка и две традиции.
В данной работе переводные стихотворения Бродского во многом исследуются в направлении, заданном Д. Уэйссбортом, хотя отдельные выводы исследователя и переводчика Бродского представляются не вполне убедительными. Уэйссборт судит об «английском Бродском» с точки зрения человека, владеющего русским языком и знакомого с оригинальными текстами. В настоящем же исследовании ставится не только вопрос о переводческих принципах Бродского, структуре его авторской личности и позиционировании им себя на американском и британском издательском рынке, но и о том, как в его переводах строится коммуникация с читателем, не владеющим русским языком и, следственно, неспособным, в отличие от Д. Уэссборта, обратиться к оригинальному тексту. Этот вопрос представляется особенно актуальным, поскольку до сих пор большинство исследователей автопереводов Бродского не уделяло должного внимания анализу читательского восприятия, сосредоточиваясь, в основном, на вопросах эквивалентности переводного произведения оригинальному и переводческих принципах, определяющих степень этой эквивалентности.
Прежде чем перейти непосредственно к раскрытию темы диссертации нам необходимо определиться с некоторыми дефинициями.
Перевод, как понимает его В.Н. Комиссаров, есть «вид языкового посредничества, при котором содержание иноязычного текста оригинала передается на другой язык путем создания на этом языке коммуникативно равноценного текста»22. Автоперевод — это частный случай перевода, когда в качестве посредника в межкультурной коммуникации выступает сам автор художественного сообщения. Необходимо подчеркнуть органическую связь
Тип работы: Диссертация
Год: 2005
Страниц: 202
Стоимость: 800 рублей


Источник: http://planetadisser.com/see/dis_111939.html




Модель. Компьютерная графика - А.Н.Кривомазов, Москва, июль 2009 г.




Биография Бродского, часть 1         Биография Бродского, часть 2        
Биография Бродского, часть 3


Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15.

Почта