Страницы сайта поэта Иосифа Бродского (1940-1996)

Биография: 1940-1965 (25 лет) ] Биография: 1966-1972 (6 лет) ] Биография: 1972-1987 (15 лет) ] Биография: 1988-1996 (8 лет) ] Молодой Бродский ] Суд над Иосифом Бродским. Запись Фриды Вигдоровой. ] Я.Гордин. Дело Бродского ] Январский некролог 1996 г. ] Иосиф Бродский и российские читатели ] Стихотворения, поэмы, эссе Бродского в Интернете, статьи о нем и его творчестве ] Фотографии  ] Голос поэта: Иосиф Бродский читает свои стихи ] Нобелевские материалы ] Статьи о творчестве Бродского ] Другие сайты, связаннные с именем И.А.Бродского ] Обратная связь ]

Коллекция фотографий Иосифа Бродского



1 ]  ] 2 ]  ] 3 ] 4 ] 5 ] 6 ] 7 ] 8 ] 9 ] 10 ] 11 ] 12 ] 13 ] 14 ] 15 ] 15a ] 15b ] 16 ] 17 ] 18 ] 19 ] 19а ] 19б ] 19в ] 20 ] 21 ] 22 ] 22a ] 23 ] 24 ] 25 ] 25а ] 25б ] 26 ] 26a ] 27 ] 28 ] 29 ] 30 ] 31 ] 32 ] 33 ] 34 ] 35 ] 36 ] 37 ] 37а ] 38 ] 39 ] 40 ] 41 ] 42 ] 43 ] 44 ] 45 ] 46 ] 47 ] 48 ] 49 ] 50 ] 51 ] 52 ] 52а ] 53 ] 54 ] 55 ] 56 ] 57 ] 58 ] 59 ] 60 ] 61 ] 62 ] 63 ] 64 ] 65 ] 66 ] 67 ] 68 ] 69 ] 70 ] 71 ] 72 ] 73 ] 74 ] 75 ] 76 ] 77 ] 78 ] 79 ] 80 ] 81 ] 82 ] 83 ] 84 ] 85 ] 86 ] 87 ] 88 ] 89 ] 90 ] 91 ] 92 ] 93 ] 94 ] 95 ] 96 ] 97 ] 98 ] 99 ] 100 ] 101 ] 102 ] 103 ] 104 ] 105 ] 106 ] 107 ] 108 ] 109 ] 110 ] 111 ] 112 ] 113 ] 114 ] 115 ] 116 ] 117 ] 118 ] 119 ] 120 ] 121 ] 122 ] 123 ] 124 ] 125 ] 126 ] 127 ] 128 ] 129 ] 130 ] 131 ] 132 ] 133 ] 134 ] 135 ] 136 ] 137 ] 138 ] 139 ] 140 ] 141 ] 142 ] 143 ] 144 ] 145 ] 146 ] 147 ] 148 ] 149 ] 150 ] 151 ] 152 ] 153 ] 154 ] 155 ] 156 ] 157 ] 158 ] 159 ] 160 ] 161 ] 162 ] 163 ] 164 ] 165 ] 166 ] 167 ] 168 ] 169 ] 170 ] 171 ] 172 ] 173 ] 174 ] 175 ] 176 ] 177 ] 178 ] 179 ] 180 ] 181 ] 182 ] 183 ] 184 ] 185 ] 186 ] 187 ] 188 ] 189 ] 190 ] 191 ] 192 ] 193 ] 194 ] 195 ] 196 ] 197 ] 198 ] 199 ] 200 ] 201 ] 202 ] 203 ] 204 ] 205 ] 206 ] 207 ] 208 ] 209 ] 210 ] 211 ] 212 ]




На пороге вечности

Иосиф Бродский глазами современников и потомков
29 января 2006, 19:33
Текст: Андрей Лебедев, Париж

Человек, десятилетие смерти которого широко отмечается русским культурным миром, скончался в ночь с 27 на 28 января 1996 года в своей нью-йоркской квартире. «В ночь с 27 на 28 января» – строчка из некрологов и вызвала последующий разнобой в указаниях даты. Въедливому читателю, не входящему в лигу профессиональных бродсковедов и ищущему последнюю правду в словарях, приходится нелегко.

Два недавних издания, подытоживающие литературное вчера и намечающие иерархию дня сегодняшнего, не способствуют внесению ясности. «Русские писатели 20 века» под редакцией Петра Николаева предлагают поминать поэта 27-го, тогда как «Новая Россия: мир литературы» Сергея Чупринина располагает к чтению «Рождественского романса» при свечах любимой барышне 28 января. Доверимся сведениям с надгробной плиты на венецианском кладбище: «Иосиф Бродский. 24. V. 1940 – 28. I. 1996». Кладбища – лучшие словари.

«Из всех щедрот большого каталога...»

Указанная деталь не заслуживала бы внимания, если бы не ее соответствие общему духу события. Десять лет, прошедшие с момента смерти того, кто неоднократно и воинственно объявлялся последним великим русским поэтом, были годами становления его творческой агиографии, временем отлаживания механизма канонизации, эпохой борьбы друзей, прекрасных во всех отношениях, с просто прекрасными друзьями за право на окончательное суждение об умершем.

Сделано и впрямь немало.

Наиболее представительное собрание сочинений Бродского, начавшее выходить еще при его жизни, насчитывает теперь семь солидных томов (издательство «Пушкинский фонд»). В недавнем заявлении американского Фонда по управлению наследственным имуществом Иосифа Бродского сообщается о формировании комитета по подготовке еще одного, академического собрания.

Опубликованный в 1992 году по-английски сборник под монументальным названием «Иосиф Бродский в воспоминаниях современников» (составитель Валентина Полухина) издан в 1997-м на русском, и вот-вот ожидается его продолжение. В свою очередь «Большая книга интервью» (2000), подготовленная В. Полухиной, и «Диалоги с Иосифом Бродским» Соломона Волкова (2004) позволили по-настоящему оценить масштаб Бродского-собеседника.

Кроме того, гения можно теперь не только почитать, но и увидеть на экране – гуляющим по Венеции («Прогулки с Бродским», 2004. Режиссеры Елена Якович и Алексей Шишов). Что же касается его могилы на острове Сан-Микеле, то она прочно вошла в список достопримечательностей, обязательных для посещения руссо туристо в городе палаццо, маскарадов и гондол.

Живые и мертвые. Классики и современники Читая сей далеко не полный каталог последних достижений на ниве бродсковедения и бродсколюбия, задумываешься о связи живых с мертвыми в культуре, особенно – с ушедшими недавно.

Много и охотно рассуждавший о времени, работодатель которого смерть, Бродский, тем не менее, предпочитал благодарить, а не сводить счеты, угадывая в благодарности единственный источник собственного посмертного существования. Здесь невольно вспоминается одно место из уже упомянутых диалогов с Волковым. Разговор идет о Марине Цветаевой, которую он считал величайшим поэтом ХХ века (просто, без подстраховки дополнительным эпитетом «русский»):

Волков: Вчера, между прочим, был день ее рождения. И я подумал: как мало лет, в сущности, прошло; если бы Цветаева выжила, то теоретически вполне могла быть с нами, ее можно было бы увидеть, с ней поговорить. Вы беседовали и с Ахматовой, и с Оденом. Фрост умер сравнительно недавно. То есть поэты, которых мы с вами обсуждаем, суть наши современники. И одновременно они – уже исторические фигуры, почти окаменелости.

Бродский: И да, и нет. Это очень интересно, Соломон. Вся история заключается в том, что взгляд на мир, который вы обнаруживаете в творчестве этих поэтов, стал частью нашего восприятия. Если угодно, наше восприятие – это логическое (или, может быть, алогическое) завершение того, что изложено в их стихах; это развитие принципов, соображений, идей, выразителем которых являлось творчество упомянутых вами авторов. После того, как мы их узнали, ничего столь же существенного в нашей жизни не произошло, да? То есть я, например, ни с чем более значительным не сталкивался. Свое собственное мышление включая... Эти люди нас просто создали. И все. Вот что делает их нашими современниками. Ничто так нас не сформировало – меня, по крайней мере, – как Фрост, Цветаева, Кавафис, Рильке, Ахматова, Пастернак. Поэтому они наши современники, пока мы дуба не врежем. Пока мы живы. Я думаю, что влияние поэта – эта эманация или радиация – растягивается на поколение или на два.

Современники...

Остается ли Бродский таковым? Без сомнения, да.

Пребывая в долголетней распре с советским режимом, он, тем не менее, упорно отрабатывал один и тот же образ, суть которого далеко превосходит смысл фигуры поэта-диссидента. Точнее, он был диссидентом, но по отношению к жизни как таковой, не сводимой к политическому дискомфорту. Жизни, в матрицу которой вписана онтологическая несправедливость со всеми ее возможными вариациями: с несчастливой любовью, растянувшейся на целую жизнь, с отъездом из страны, покорно ждавшей смерти очередного правителя-маразматика, чтобы внятно выразить свое восхищение бывшим ссыльным тунеядцем. И с людьми, предпочитающими сгорбленную позу просителя прямой осанке самодостаточного человека; в конце концов, с летом, его теплом и зеленью, что мешают сосредоточиться на единственно важном: холоде и производной от него – истине.

«Эманация или радиация», «поколение или два»...

Загадочный счет, таинственные слова, правоту или несправедливость которых если и предстоит установить по отношению к Бродскому, то уже не нам, входящим в эти самые одно или два поколения. Но дело ли здесь в арифметике поколений и юбилеев?

Источник: http://www.vz.ru/culture/2006/1/29/20535.html

В начало

    Ранее          

Далее



Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15.

Почта